Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

 

  Всем постоянным читателям РНЛ хорошо известно мое позитивное отношение к советскому периоду отечественной истории и к Иосифу Виссарионовичу Сталину. Как поется в одной популярной песне: «Я рожден в Советском Союзе, сделан я в СССР». Я убежден в том, что советский период русской истории, особенно сталинское время, несмотря на жестокое государственное преследование за веру, позволил сохранить русскому народу христианскую нравственную основу, в отличие от западных стран, в которых либерализм, словно раковая опухоль, поразил души народных организмов, несмотря на отсутствие преследования за веру со стороны государства. Вот такой парадокс.  

  Конечно, либералы впадают в экстаз негодования, когда слышат подобные рассуждения. Но спорить тут нечего. Достаточно сравнить нынешнее состояние христианской веры в России и в странах Запада.

  Нынешний российский капитализм мне очень не нравится. Но! И вот с этого момента начинается мое принципиальное расхождение с Николаем Владимировичем Соминым, который 28 сентября в Москве на заседании «Русского Собрания» прочитал свой доклад «О православном социализме». 

  Начну сразу же с парадоксального, на первый взгляд, заявления: для меня сталинский реальный социализм, спасший страну, безусловно, предпочтительней «православного» утопического социализма Николая Сомина. Читая его доклад, лишний раз убеждаешься, насколько коварен и изобретателен враг рода человеческого. В докладе Сомина под прикрытием красивых фраз о православном социализме предлагается произвести в России самую настоящую социалистическую революцию. Товарищ Ленин говорил, что главный вопрос любой революции – это вопрос о власти, без овладения которой невозможно изменить социальный строй. И Сомин в своем докладе озвучивает именно эту ленинскую мысль: «Но есть и сиюминутная задача – прекратить деградацию России… капитализм губит Россию… Поэтому, ради выживания нации, необходимо изменить социальный строй (разумеется, легальными средствами)».

  Весь соминский доклад – это, по сути, программа революционного радикального переустройства российского общества и государства. Следует обратить особое внимание на слова автора доклада: «Детали реализации православного социализма предсказать невозможно». Известно, что диавол кроется в деталях, которые потом становятся сутью дела. Но если «детали реализации православного социализма предсказать невозможно», то откуда берется уверенность Сомина в том, что изменение нынешнего социального строя в России, то есть революция, произойдет легальными средствами? В этой связи, кстати, интересно узнать, что Сомин понимает под легальными средствами? Ведь, когда якобинцы пришли к власти во Франции, то гильотина стала легальным средством изменения социального строя. Я уже не говорю о легальных средствах большевистской диктатуры пролетариата, особенно ВЧК.

  Нет, не так прост уважаемый докладчик. Он же не сказал, что изменение социального строя должно быть произведено бескровно. Он произнес слово «легально». Но ведь очевидно из приведенных мною примеров о гильотине и ВЧК, что бескровность и легальность – вещи не тождественные. И такой ли уж невинный утопист наш Николай Владимирович?!

  Из его доклада следует, что почти вся частная собственность должна быть ликвидирована. Останется лишь, как он выражается, «отстойник», в котором, словно заспиртованная в кунсткамере, будет доживать свой век небольшая кучка любителей частной собственности. Главное, по-мнению автора, чтобы новый социалистический строй обезопасил себя от поползновения этой кучки на власть. Тут, я полагаю, любому здравомыслящему человеку понятно, какими средствами будут сдерживаться недобитые частные собственники от всех своих поползновений. Слово «отстойник», произнесенное Соминым, говорит само за себя. Какая уж тут братская любовь!

  Весь этот соминский доклад является ничем иным, как разновидностью «православного» нигилизма. Термины «православный» нигилизм и «православная» нечаевщина были введены мною еще в статье «Время вечности», опубликованной в газете «Десятина» в 2003 году, и в статье «Русский выбор: Кровь или кровь?», опубликованной на РНЛ в 2008 году (В 2013 году эта статья вошла в мою книгу «За Христа до конца»).

  В 2007 году на сайте «Русь православная» (теперь его уже нет) была опубликована статья некоего Виктора Васильева «"Православная революция", или путь к невозможному». По стилю и форме – это манифест, весьма перекликающийся по духу с соминским докладом. Просто у Васильева откровенно звучит то, что Сомин пытается прикрыть. Вот цитаты из манифеста Васильева: «Поэтому православный революционер чужд брезгливости и чистоплюйства, которые у нас обычно путают с благочестием. Более того, православный сегодня, с точки зрения современной секуляризированной общественной морали, – аморален, а с точки зрения современных законов, – преступен. Наш путь лежит к власти или к тюрьме… Православная Революция потребует непрестанного движения вперед во имя Святой Руси! Все пути открыты, нам все по силам. Есть лишь одна обязанность – идти как можно быстрей и как можно дальше». Так и слышится большевистский гимн: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…». Что последовало «затем», всем хорошо известно.

  И Сомин «скромно» заявляет: «Но мне думается, что воля Божия такова, что православный социализм так или иначе будет осуществлен. И это событие будет вершиной земной истории России. Да не только русской, но и мировой истории. А для нас же этот момент станет воплощением великой мечты о Святой Руси». Оба «православных» революционера: и Васильев, и Сомин, говорят о Святой Руси! Социализм – воплощение Святой Руси?! Если это не глубочайшая прелесть и ересь, то что?!

  В докладе Сомина немало мест, указывающих на духовную неадекватность автора. Например, он говорит: «Одних усилий Церкви для перехода граждан в Царство Небесное недостаточно. Ибо человек, даже православный, живет не только в Церкви, но и в обществе». И далее по Сомину получается, что православный социализм восполняет недостаток усилий Церкви по спасению человека. Надо ли объяснять, что данное суждение представляет собой откровенную ересь, поскольку Церковь по своему истоку и признаку не зависит ни от каких земных устроений. Я не хочу более углубляться в «букет ересей» соминского доклада. Есть в нем и цветы хилиазма, и иудаизма, и язычества, и старообрядчества. И все это очень просто можно показать. Но главное, повторяю, соминский доклад – это очередной вариант «православного» нигилизма.

  У меня этот доклад вызвал стойкую ассоциацию с романом Федора Михайловича Достоевского «Бесы», в котором один из персонажей Шигалев озвучивает чудовищную программу социалистической революции, в которой должно погибнуть 100 миллионов голов. Сомин предлагает то же самое, но только в более мягкой форме. Его революционный стальной кулак прикрыт красной бархатной перчаткой, на которой золотыми нитками вышиты слова «Церковь» и «Святая Русь».

  Новая шигалевщина-соминщина нам не нужна! А что такой симбиоз будет представлять собой в реальности, если осуществится, предсказал гениальный Достоевский. В романе «Бесы» Федор Михайлович идет дальше разоблачения атеистической социалистической революции в виде шигалевщины. Он уже предвидит васильевщину и соминщину. Читатель, вчитайся внимательно в диалог из романа «Бесы», в котором главный революционный инфернальный персонаж Петенька Верховенский предлагает Ставрогину взять на себя роль Ивана-царевича:

 «Мы провозгласим разрушение… Мы пустим легенды… Ну-с, и начнется смута! Раскачка такая пойдет, какой мир еще не видал… Затуманится Русь, заплачет по старым богам… Ну-с, тут-то мы и пустим…

- Кого?

- Ивана-царевича…

- Кого-о?

- Ивана-царевича; вас, вас!

Ставрогин подумал с минуту.

- Самозванца? – вдруг спросил он, в глубоком изумлении смотря на иступленного».

  В этом потрясающем диалоге уже есть предчувствие новой, неслыханной формулы отрицания: «Если Бог есть, то все позволено» (прежняя формула отрицания: «Бога нет – значит все позволено»). Ведь нигилист Верховенский предлагает Ставрогину роль царя-самозванца, иначе говоря – антихриста! Здесь уже не примитивный атеизм, свойственный прототипу Верховенского – Нечаеву, здесь уже подмена Богочеловека человекобогом. И ведь что характерно – у Сомина во главе его православного социализма должен стоять царь!

  У товарища Ленина была работа «Детская болезнь "левизны" в коммунизме», в которой вождь мiрового пролетариата подверг критике авантюристическую политику «левых» коммунистов. Но не похожая ли детская болезнь охватила часть наших православных братьев? И не пора ли нам все-таки стать действительно взрослыми людьми, умеющими трезво мыслить и трезво рассуждать? Детские болезни очень дорого обходятся России.

  P.S. Хочу еще раз подчеркнуть, что сталинский советский социализм, охранительный и антиреволюционный, не имеет ничего общего с троцкистским, по сути, революционным проектом, предложенным в докладе Николая Владимировича Сомина, которому я настоятельно рекомендую изложить свои взгляды опытному духовнику или старцу. Я убежден, что ни один вменяемый священнослужитель не примет соминский «православный социализм».

 

Священник Александр Шумский, публицист, член Союза писателей России

 

Самые читаемые

5 Недавно добавленных

Комментарии

Хотите получать уведомления о новых статьях на e-mail?