Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

  В далёкие советские времена гулял такой диссидентский анекдот: У председателя КГБ Юрия Андропова в его кабинете над рабочим столом висит портрет А.С. Пушкина. Юрия Владимировича спрашивают: За что Вы так любите Пушкина? – Ну, как же его не любить, – отвечает Андропов, – ведь он благословил деятельность наших доблестных спецслужб, написав свои знаменитые слова «души прекрасные порывы». Вот именно так же анекдотически понимают творчество Пушкина, Достоевского и других русских классиков некоторые современные православные церковные критики.

Речь, как догадывается читатель, идёт о недавних публикациях на РНЛ статей Александра Буздалова и иерея Георгия Селина, посвящённых творчеству Достоевского, Пушкина и вообще русской классической литературе. Эти невероятно громоздкие статьи, претендующие на научную и духовную глубину, на самом деле исчерпываются лишь одной мыслью: Русская классическая литература не только не принесла нашему народу никакой пользы, но – напротив – сыграла в русской жизни деструктивную, разрушительную роль, поскольку заменила собой Христа в душе, сердце и сознании русского человека. И естественно, русские классики, особенно Достоевский с Пушкиным, являются главными виновниками революционного лихолетия в России.

  Буздалову я ответил своей статьёй «Достоевский – Тайна, а не объект для препарирования!». Статью священника Георгия Селина «Наш паровоз, вперёд лети! В коммуне остановка...» (отклик на статью иерея Сергия Карамышева о творчестве Ф.М. Достоевского) я комментировать не собираюсь – во-первых, потому, что полностью согласен с оценкой, данной творчеству Фёдора Михайловича иереем Сергием Карамышевым в его замечательной статье «Исповедь перед Богом от лица всего русского народа», а во-вторых – потому, что комментировать-то, собственно, нечего. Как можно серьёзно комментировать псевдодуховную ахинею? Ведь бесполезно объяснять дальтонику – чем один цвет отличается от другого… И о чём вообще можно говорить с человеком, который снабжает свою статью омерзительным коллажем, изображающим мавзолей на Красной площади с надписью «Пушкин» и кота, ходящего по цепи, тянущейся прямо из входа в мавзолей? Эта цепь, похожая на огромную извивающуюся змею, по всей видимости, олицетворяет русскую классику, «опутавшую» русского человека. Вот уж воистину мракобесие! Очень точно оценил материалы иерея Георгия Селина Андрей Грунтовский в своей недавней статье на РНЛ «Бедный Пушкин… Бедный Достоевский… бедный Йорик…». И я полностью присоединяюсь к вопросу Андрея Грунтовского: «…зачем РНЛ публикует такие статьи? Чтобы дискредитировать православную церковь?».

  Хочется обратить особое внимание на то, что в своих статьях священник Георгий Селин рекламирует недавно вышедшую книгу, в которой содержится дискредитация русской классики. Кроме него авторами книги являются иеромонах Роман (Матюшин-Правдин) и Виктор Острецов. Виктор Острецов ещё в 90-е годы прошлого века, если не раньше, писал статьи, в которых громил русскую классичечскую литературу и вообще светскую культуру. Потом он на много лет исчез с горизонта. Во всяком случае, я о нём ничего не слышал. И вот – на тебе! – опять появился, да ещё в компании с двумя священниками. Меня очень удивил иеромонах Роман. Он, всё-таки, поэт, хотя и весьма средний, на мой взгляд. Как может поэт (если, конечно, он – настоящий поэт, а не морализирующий стихоплёт) не любить и не понимать Поэта Поэтов – Пушкина? Подходить к величайшим гениям христианской культуры с доморощенным фарисейским морализаторством – что может быть глупее и бездарнее? Вот потрясающее стихотворение Пушкина «Эпитафия младенцу»:

В сиянье, в радостном покое,
У трона Вечного Творца,
С улыбкой он глядит в изгнание земное,
Благословляет мать и молит за отца.

  Наши доморощенные фарисеи-морализаторы, наверное, так могли бы оценить этот шедевр Александра Сергеевича: «А младенец-то крещёный был, или нет? А если крещёный – то в православной церкви, или в католическом костёле? А может быть, в лютеранской кирхе? Только православный младенец может быть принят Богом! А, кстати, кого понимает Пушкин под «творцом»? Ведь слово «творец» вместо слова «Бог» часто употребляют масоны, а Пушкин водил с ними дружбу!». Вот примерно в таком духе и стиле фарисеи-морализаторы рассматривают и Достоевского, и других классиков. Можно не сомневаться в том, что они так же оценивают и классическую музыку, и живопись, одним словом – всю культуру. Я уж не говорю об их отношении к советской культуре (почитайте стихи иеромонаха Романа). И чем, скажите на милость, это отличается от толстовского отношения к культуре? Но толстовский нигилизм не так страшен, поскольку Лев Николаевич дистанцировался от Церкви и от Православия. Но когда с нигилистических позиций в отношении культуры выступают люди церковные и даже священнослужители, то это совсем другое дело. Ничего, кроме вреда для Церкви, их антикультурная позиция принести не может. А тут ещё протоиерей Всеволод Чаплин поддержал иеромонаха Романа в его отрицательном отношении к творчеству Пушкина. А до этого он «сбросил с пьедестала» Моцарта. Что тут скажешь?.. – только руками развести…

 И невольно вспоминается писатель Аверченко, который в 1921 году написал следующее: 
  "Все новое, революционное, по-большевистски радикальное строительство жизни, все разрушение старого, якобы отжившего, - ведь это же "веселая кухня"! Вот тебе на полках расставлен старый суд, старые финансы, церковь, искусство, пресса, театр, народное просвещение - какая пышная выставка!
   И вот подходит к барьеру дурак, выбирает из корзины в левую руку побольше деревянных шаров, берет в правую один шар, вот размахнулся - трах! Вдребезги правосудие. Трах! - в кусочки финансы.
   Бац! - и уже нет искусства, и только остается на месте какой-то жалкий покосившийся пролеткультский огрызок.
   А дурак уже разгорячился, уже пришел в азарт - благо шаров в руках много - и вот летит с полки разбитая церковь, трещит народное просвещение, гудит и стонет торговля. Любо дураку, а кругом собрались, столпились посторонние зрители - французы, англичане, немцы - и только, знай, посмеиваются над веселым дураком, а немец еще и подзуживает:
   - Ай, ловкий! Ну, и голова же! А ну, шваркни еще по университету. А долбани-ка в промышленность!..
   Горяч русский дурак - ох, как горяч... Что толку с того, что потом, когда очухается он от веселого азарта, долго и тупо будет плакать свинцовыми слезами и над разбитой церковью, и над сокрушенными вдребезги финансами, и над мертвой уже наукой, зато теперь все смотрят на дурака! Зато теперь он - центр веселого внимания, этот самый дурак, которого прежде и не замечал никто". А.Аверченко. Дюжина ножей в спину революции.

  Я, вот, ещё подумал: может быть, Александр Буздалов, иерей Георгий Селин, Виктор Острецов, протоиерей Всеволод Чаплин и их сторонники плохо учились в школе? Может быть, они оказались жертвами нерадивых учителей литературы и русского языка? Дай волю Острецову и компании – так они всю классику из школы вышвырнут, – и что тогда? Ученики будут вместо стихов Пушкина слушать песни отца Романа, а вместо Достоевского читать Никифорова-Волгина? Они сами-то понимают, к чему ведёт их логика? Как можно не понимать, что Церковь в своей земной ипостаси нуждается в культурном поле, без которого невозможна христианская проповедь! В советское время, благодаря преподаванию в школе русской классики, в детях сохранялся христианский православный дух. Я сам долго преподавал в средней школе историю и очень активно использовал на своих уроках русскую классическую литературу, живопись, музыку. Теперь многие мои бывшие ученики приходят в храм, где я служу. По сути, позицию наших "церковных" нигилистов можно определить как «психологическое манихейство». Или они хотят уподобиться Савонароле, сжигавшему произведения искусства? Как они собираются без Достоевского, Пушкина, Тютчева, Гончарова, Тургенева, Лескова, Гоголя и других классиков воспитывать нравственное чувство в детях? У них – что, есть на примете достойные «дублёры»? Не представляю, как можно жить без Пушкина и Достоевского… Образно говоря, моё сердце, мой разум, моё сознание питаются церковной Истиной и Словом Божиим, а «лёгкие» моей души – это Пушкин и Достоевский. Всё вместе и составляет мою христианскую личность.

     P.S.:  Достоевский и Пушкин не нуждаются в защите, как не нуждаются в защите и другие великие классики русской культуры. Они – вечны и сами за себя постоят. Но в защите нуждаются детские души, в которые вливается яд нигилизма. Сначала в эти души вливался (и продолжает вливаться) яд либерального нигилизма, а теперь вот ещё – и «церковного». Я хотел бы задать вопрос священнику Георгию Селину, Александру Буздалову, иеромонаху Роману и другим их единомышленникам: Как так получилось, что вы, позиционирующие себя русскимии православными патриотами, совпали в своих оценках Достоевского с матёрым «либералищем» Анатолием Чубайсом? Вас это не настораживает? И ещё я посоветовал бы вспомнить нашим "церковным" нигилистам известного белогвардейского публициста Ивана Солоневича, который являлся одним из первых «разоблачителей» русской классики. В то время как советские-русские люди отдавали свои жизни на полях сражений и в тылу, Иван Солоневич играл в шахматы в Берлине с офицерами вермахта и объяснял им пагубность русской классической литературы. Поэтому, как ни крути, но "церковный" нигилизм рано или поздно приведёт к предательству Родины.

Священник Александр Шумский, публицист, член Союза писателей России

 

Самые читаемые

5 Недавно добавленных

Комментарии

Хотите получать уведомления о новых статьях на e-mail?