Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

     Фёдор Михайлович никому не даёт покоя – ни либералам, ни некоторым патриотам. Например, Анатолия Борисовича Чубайса просто колбасит при упоминании имени Достоевского. Ведущий нанотехнолог сам признался, что ненавидит величайшего русского писателя всеми фибрами своей либеральной души. А вот патриот и литературный критик Владимир Бондаренко усматривает в инфернальных персонажах Достоевского спасителей России. Сейчас он, правда, приутих, а в начале века просто с какой-то клинической настойчивостью воспевал упырей и упырство. Он не уставал повторять: «упырь спасёт Святую Русь», а одна из его статей называлась «Русский национальный упырь». Патриоты вроде Бондаренко, отождествляя бесноватых нигилистов из произведений Достоевского с самим автором, пытались сделать из Фёдора Михайловича знамя своего революционного упырства. Конечно, ничего, кроме посмешища, из этих попыток не получилось. Опозорились на весь свет и в очередной раз дали повод либералам назвать патриотов идиотами (идиотией называется самая глубокая степень олигофрении (умственной отсталости), следующая за дебильностью и имбецильностью). 

     После довольно продолжительного затишья вновь появились так называемые патриотические авторы, попытавшиеся в очередной раз превратить Достоевского в революционера. Я не хочу называть их имена, поскольку, в силу своего ничтожества, они только и ждут любой рекламы. Назову этих ребят «клопами», тем более, что это слово неоднократно употреблял сам Фёдор Михайлович. Разница между упырями и клопами – в том, что первые воспевают «революционность» Достоевского, а вторые её обличают. Но метод у тех и у других – один и тот же, простой, как хозяйственное мыло: они убеждены, что революционные «бесы» из романов Достоевского и сам Фёдор Михайлович – одно и то же. У меня нет никакого желания разбирать их клопиные тексты. Хочу лишь для всех, особенно – для разделяющих позиции упырей и клопов, привести следующие цитаты. Первая – выдержка из выступления писателя Виктора Шкловского на съезде советских писателей в 1934 году: «Я сегодня чувствую, как разгорается съезд, и, я думаю, мы должны чувствовать, что если бы сюда пришел Федор Михайлович, то мы могли бы его судить как наследники человечества, как люди, которые судят изменника, как люди, которые сегодня отвечают за будущее мира… Ф.М. Достоевского нельзя понять вне революции и нельзя понять иначе как изменника». Вторая цитата – из «Записок современника», писателя и активного делегата писательского съезда Исайи Лежнёва (Альтшулера): «…пора бросить набившие оскомину пустые разговоры о добре и зле по Толстому и Достоевскому». Именно Лежнёв-Альтшулер добился, даже вопреки воле Горького, запрета издания «Бесов» Достоевского, который продлился более 20-и лет. 

     Вот позиция большевистских литературных комиссаров. Шкловский называет Фёдора Михаловича изменником – странно, не правда ли? Чему же или кому изменил, по мнению советского писателя Шкловского, дореволюционный писатель Достоевский? – Очевидно, что Виктор Борисович имеет в виду разрыв Фёдора Михайловича с революционным кружком Михаила Петрашевского. Исчерпывающую оценку этому «комиссарству» дал Вадим Валерианович Кожинов: «В данном случае в типичной для Шкловского претенциозной риторике выразился весьма существенный смысл: литературу необходимо отсечь от Достоевского и, в конечном счете, от всего наиболее глубокого в русской литературе». 

     А что касается известного пахучего насекомого, то Фёдор Михайлович однажды сказал: «И у клопа есть своя тайна». Высочайшую оценку творчеству и личности Достоевского давали святые старцы – преподобный Амвросий Оптинский, преподобный Иустин (Попович), почивший недавно архимандрит Кирилл (Павлов) и многие, многие другие. Достоевский – это лекарство от бесовщины и революций на все века. Мне очень жаль людей, которые этого не понимают.

священник Александр Шумский, публицист

Самые читаемые

5 Недавно добавленных

Комментарии

Хотите получать уведомления о новых статьях на e-mail?