Иерей Александр Шумский о возможной опасности для государства, которую таит в себе деидеологизированная прослойка людей, стремящаяся к комфорту и не готовая к самопожертвованию …

  На протяжении многих лет российские социологи, аналитики и публицисты самых различных политических и идеологических взглядов вопрошали: когда же родится и сформируется в России так называемый средний класс? Этот класс, как принято считать, является основой гражданского общества.

  Надо заметить, что какого-то точного и однозначного определения среднего класса не существует. Тем более, трудно назвать его материальные параметры и границы. Где начинается переход от бедного в средний класс, и где этот средний класс заканчивается, переходя в категорию класса богатых? Я думаю, что для понимания данного вопроса важнее не определенный материальный статус, а психология, то есть, к какой категории человек сам себя относит. И если за основу принять психологическую самооценку, то средний класс в России уже существует и начинает играть все более заметную роль в российском обществе. В нашем обществе все больше появляется людей, которые, несмотря на весьма существенные различия в уровне доходов и материального благополучия, мыслят себя как средний класс. Прежде всего, это, конечно, молодежь, от 18 до 30 лет. Они хотят быть богатыми и жить, как любит говорить наш премьер-министр, комфортно. Безусловно, к тому же стремятся и люди, перешедшие рубеж молодости. Психология советского человека, который во главу угла ставил не материальное приобретение, а некую идеальную систему ценностей, воспринимается сегодня, особенно в молодежной среде, как своего рода юродство или ненормальность. Сегодня уже не напишут песню со словами: «А я еду, а я еду за туманом, за туманом и за запахом тайги». Сегодня будут петь что-нибудь вроде: «А я еду, а я еду за деньгами, за туманом едут только дураки». Конечно, то, что я нарисовал, — это схема. Безусловно, и в наши дни есть люди, и их немало, которые во главу угла ставят идеальные, а не материальные ценности. Но нынешняя общая доминанта или, как сейчас модно говорить, мейнстрим — это богатство и комфорт.

  Причем, и в православной среде все больше людей, для которых материальная сторона жизни занимает значительно больше места, чем следовало бы. На исповеди нередко приходится слышать жалобы на то, что потеряли доходы, не могут чего-то приобрести, куда-то поехать и т. д. и т. п. Среди значительной части верующих заметно желание во что бы то ни стало сохранить компромисс между комфортом и церковной жизнью. И это уже психология среднего класса. Хочется уютно и недорого совершать дальние и ближние паломнические поездки по святым местам, покупать и, опять же уютно, читать православную литературу, собираться в гостях и за хорошим столом обсуждать церковные проблемы и вопросы духовной жизни. И далеко не все осознают, что Господь предоставляет нам такие «духовные удобства» лишь с одной целью - подготовить нас к умелому и последовательному отстаиванию истины, когда придет время. Но вот именно прихода такого времени, когда отнимется удобная, комфортная и сытая жизнь, боятся до ужаса многие православные церковные люди. Они боятся , что придется начать жизнь по Евангелию! И в себе, признаюсь, я тоже ощущаю холодок этого страха. Так что, повторяю, психология среднего класса активно проникает и в православную церковную среду.

  Но, конечно, в России средний класс сформировался уже не только как слой людей с определенной психологией, но так же и как вполне определенная материальная сила, владеющая огромным совокупным богатством. Посмотрите хотя бы на Подмосковье в летний и осенний периоды. Повсюду люди строят или снимают дорогое жилье, различные коттеджи и т. п. Элитных поселков для среднего класса уже очень много. Недавно я освещал один такой съемный дом в Подмосковье. Там проживает православная семья. Муж с женой очень встревожены происходящим в стране, особенно санкциями Запада против России. Но они склонны обвинять в наших трудностях не Запад, а, прежде всего, российскую власть, которая, по их мнению, главная виновница появления в России тяжелых материальных проблем. У меня сложилось вполне стойкое убеждение, что даже небольшое ухудшение материального положения волнует данную семью гораздо больше, чем вопросы престижа и суверенитета страны. С подобной проблемой столкнулся, кстати, в свое время и великий Президент Франции генерал Шарль де Голль, призывы которого к французам — затянуть пояса ради престижа Родины — вызвали у среднего класса Франции припадок ненависти, ставшей одной из главных причин преждевременной отставки великого генерала. Де Голль сказал тогда: «Французам не нужна великая Франция!».

А нам, особенно среднему российскому классу, нужна ли великая Россия? Или для среднего класса важнее сытая комфортная жизнь? Но ведь без силы, то есть без величия, не будет ни России и никакой жизни вообще, ни сытой, ни бедной, никакой! Как гениально заметил Василий Розанов: «Государство есть сила. Это — его главное. Поэтому единственная порочность государства — это его слабость». Но неблагодарность среднего класса может все погубить.

  Я на днях разговаривал с одним представителем среднего российского класса, очень хорошим человеком, который еще совсем недавно, после воссоединения Крыма с Россией, восторгался верховной российской властью. Но вот, в связи с западными санкциями, ухудшилось материальное положение фирмы, на которой работает мой знакомый, занимая далеко не последнюю должность. И тут пошел совсем другой разговор: «Путин от всего отстранился, его якобы прямые выступления показывают в записи, он только и делает, что играет в хоккей, экономики в стране нет, образования нет, медицины нет. И какое нам в конце концов дело до этих западных буржуев. Надо заниматься собственной страной» и т.п. И это, повторяю, произносит не какой-нибудь либерал, а русский патриот! Но патриот, относящийся к среднему классу, которого немного материально ужали. Я его ни в коем случае не осуждаю, я просто констатирую очень знаковый факт, назидательный и для меня самого.

  В этой связи следует особо подчеркнуть, что наш средний класс не имеет ярко выраженного идеологического лица. В российский средний класс входят представители самых разных идейных групп: и либералы, и националисты, и патриоты. И сегодня их всех объединяет тревога в связи с ухудшением их материального благополучия. В своем большинстве они склонны находить виновника своих материальных проблем не на Западе, а в российской власти. А тут еще некоторые наши православные экономисты подливают масло в огонь недовольства среднего класса. Они говорят, что нет в России лидера, наделенного необходимой политической волей, и призывают немедленно ввести в России опричнину, арестовать и предать суду виновных государственных чиновников, радикально остановить вывод российского капитала на Запад и прекратить все выплаты Западу по кредитам и займам. Эти православные экономисты, прикрывающиеся сталинской государственной фразой, на деле представляют собой троцкистов-разрушителей. И ведь средний класс соглашается с этой революционной программой, не понимая, что ее реализация окончательно похоронит и этот класс, и саму Россию.

  Я очень надеюсь, что трезвомыслие восторжествует в среднем российском классе, в котором все-таки немало русских патриотов, и он станет помощником государства. Но пока я с тревогой наблюдаю процесс превращения среднего класса в мину замедленного действия, подложенную под основание российского государства.

Священник Александр Шумский, публицист, член Союза писателей России

Самые читаемые

5 Недавно добавленных

Список имен


Strict Standards: Non-static method modJoesWordCloudHelper::getModuleContent() should not be called statically in /home/shumsky/domains/shumskiy.su/public_html/modules/mod_joeswordcloud/mod_joeswordcloud.php on line 18

Комментарии

Хотите получать уведомления о новых статьях на e-mail?