Наше время – время всяких подделок и фальсификаций.
Священномученик архиепископ Иларион (Троицкий)

  В недавнем номере «Десятины» (№ 9, 2003 г.) была опубликована моя статья «Тупик провинциализма», в которой острой критике подверглась антимосковская позиция наших ведущих почвеннических идеологов (В.Г.Распутина, В.И.Белова, В.Я.Курбатова, С.В.Ямщикова). Сущность этой позиции лаконично и недвусмысленно  выразил Савелий Васильевич Ямщиков: «Москва для России – мачеха, а провинция – мать родная».

  Ямщиков не замедлил с ответом на мою публикацию в своей статье «Русский светописец» в газете «Завтра» (№ 44, 2003 г.). Признаться, я был ошеломлён столь откровенным саморазоблачением автора. Он сообщает, что провинция спасла его от ужасов столичной жизни. «Находясь же неподолгу в родной Москве, - откровенничает Савелий Васильевич, - открывал я исключительно бутылки в ресторане Дома кино и за столом в богемной моей подвальной мастерской. Москва была мне мачехой, а матерью – русская провинция».

   Я полагаю, читатель согласится со мной, что столица нашей родины не может нести ответственности за некоторые пристрастия уважаемого искусствоведа. Интересно, а как  проводили своё время миллионы других москвичей – рабочих, учителей, медсестёр, инженеров, пенсионеров, матерей-одиночек, православных бабушек и многих других, даже приблизительно не представляющих, где находится этот пресловутый Дом кино, в котором стоимость одного ужина существенно превышала месячную зарплату учительницы литературы в средней школе?

  Ни одной светлой краски не находит наш подвижник провинциальной культуры для Москвы. Там, с его точки зрения, лишь  «бесовская вакханалия, обуявшая представителей центра… Всё смешалось в этом пиршестве во время чумы, погрузилось во мрак, окончательно поправ Божественные заветы… И хотя бы частичное очищение можно получить, убежав с «корабля дураков» в спасительный мир провинции». Савелий Васильевич, может быть, всё-таки «корабль дураков» - это  не Москва, а только ресторан в Доме кино?

  Нет в столице, по мнению Ямщикова, и никакой духовной жизни. Она сохранилась  лишь в русской глубинке, где «провинциальные подвижники делом, а не словами и пышными религиозными шоу, доказывают свою приверженность учению Иисуса Христа». Вот так, запросто, богатейшую духовную жизнь столицы незадачливый подвижник провинции определяет как «религиозное шоу». Нужно ли доказывать абсурдность подобных оценок?!

  Но где же Ямщиков испытал особый  катарсис? «Тихую силу нравственного очищения, -  говорит Савелий Васильевич, - почувствовал я и в селе Григорове на торжествах открытия памятника протопопу Аввакуму…». Вот где, судя по всему, кроется  суть дела. В нашем искусствоведе явно просматривается диссидентско-псевдостарообрядческое неприятие московского православно-державного духа. И последний его очерк «От Москвы до России», напечатанный в «Роман-журнале ХХI века» (№ 7, 2003 г.) свидетельствует о том же.

  В самом названии уже ясно показано, что Москва – это не Россия. В очерке, например, есть такие главы, как «Новгород всегда Великий», «Вольнолюбивый родной мой Псков», «Мой Петербург небандитский», «Тихая моя Вологда». И весь этот ряд откровенно противостоит центру, т.е. Москве. Так что, Савелий Васильевич, позвольте вам не поверить, когда по Народному радио Вы утверждаете, что фраза «Москва для России – мачеха» всего лишь метафора. Нет, это не метафора, а осознанная давнишняя Ваша позиция.

  Генезис от провинциализма к антимосковскому диссидентствующему псевдостарообрядчеству вполне закономерен. У человека, потерявшего из виду центр, неизбежно искажается восприятие окружающего мира.

  Но псевдостарообрядчество ещё не самый горький плод аберрации (от лат. aberratio – уклонение) духовного зрения. Есть ягодки и куда более ядовитые.

  В газете «Завтра» (№ 45, 2003 г.) опубликована магнитофонная запись монолога известного псковского литературного критика Валентина Яковлевича Курбатова под  названием «Мой выбор». Так что же выбрал господин Курбатов? В своей статье «Тупик провинциализма» я старался показать, что весь курбатовский провинциальный пафос питается прежде всего неприязнью к Москве. Мною было высказано предположение, что антимосковитство псковского литератора свидетельствует о сохранившейся до наших дней новгородско-псковской сепаратистской генетике, с которой вели непримиримую борьбу московские государи, начиная с ХV века. Не известно, читал ли мою статью Валентин Яковлевич, но в своём  монологе он не  просто подтверждает свою нелюбовь к Москве, а следует гораздо дальше, делая, например, такое обобщение:

  «Для чего наши древние города даются людям? Наверное, Бог не попускает истории разорить их, как почти разорена старая Москва, в назидание, чтобы люди лучше помнили минувшее и знали основы своего духа».

  Удивительно всё-таки, как иногда проговаривается человек. Обрати внимание, читатель, ведь Курбатову не жаль старой Москвы. Он ей не только не сочувствует, он почти злорадствует, что она исчезает. Об этом красноречиво свидетельствуют слова «в назидание…». По Курбатову получается, что хорошо бы Москва совсем исчезла с лица земли, вот тогда все окончательно поняли бы «основы своего духа».

  Валентин Яковлевич считает, что в столице уже нечему поучаться. Он не желает, например, замечать, что Москва вновь становится златоглавой, что в ней сейчас более четырёхсот возрожденных и заново построенных действующих храмов вместо сорока семи, которые сохранились к концу советского периода русской истории.

  Ослепленный самомнением псковский «пророк» умудряется  даже безапелляционно  трактовать Божий промысел. Ведь у него получается, что Бог попустительствует уничтожению Москвы! Что может быть абсурднее подобного утверждения?! Невдомёк «пророку» из провинции, что Бог попускает не разорение столицы, а великую духовную брань в ней, борьбу добра со злом, красоты с уродством, Христа с антихристом, тем самым показывая нам исключительное значение Москвы не только для судеб России, но и всего мира. Ответьте на вопрос, Валентин Яковлевич, в каком  ещё городе нашей планеты сегодня совершается такая великая духовная битва? Москва в настоящее время – самый живой и трагический город в мире. Почему из всех крупнейших городов России теракты совершаются исключительно в столице? Почему не происходит «Норд-остов» в Петербурге, Екатеринбурге, Иркутске, Хабаровске, Пскове, не говоря уже о Вологде с Овсянкой? Не задумывались, господин Курбатов? А я вам отвечу. Потому, что враги невидимые и видимые, бьют в самое сердце, они совершенно справедливо уверены – если убить мать, дети разбегутся.

  Москвофобия  Валентина Яковлевича переходит все мыслимые границы, когда он утверждает, что два города олицетворяют собой двойственную направленность русского сердца. Петербург, как догадывается читатель, символизирует западный вектор русской души, а её устремленность в «любимую Азию» воплощается, по мнению Курбатова, в… вы, конечно, думали, что в Москве, нет, читатель, …во Пскове!!!

  Только Псков, с точки зрения провинциального Тацита, заслуживает звания «славянского, коренного, навсегда русского в своём совершенстве» города. Москва не только не центр, она, по контексту монолога, вовсе и не русский город. Да её как бы и нет совсем, а может быть, даже и не было никогда. До такого ещё не додумывался, пожалуй, ни один самый крайний западноукраинский националист!

  Но Курбатов встаёт не только в один ряд с антимоскальскими теоретиками вроде Грушевского, не только  изымает Москву из русской истории, он эту историю вообще ставит под сомнение. Тут уж и Грушевскому делать нечего. Не верите? Тогда послушайте, что вещает Валентин Яковлевич: «Подходит пора настоящего, подлинного, высочайшего Крещения Руси, ответственно принятого… Россия должна принять в себя Христа. Не было при Владимире настоящего Крещения во всей полноте таинства! Он загонял всех в Православие, а народ всё бежал с плачем вдоль Днепра: «Выдыбай, Перуне». Русские, приняв христианство, так и жили во всех своих семиках, народных праздниках, слив своё языческое с христианским, и так нежно, в согласии и прожив. Нам придётся принять христианство с его простотой и безжалостной ясностью, которая отменяет все эти декорации. Нам придётся подумать о Крещении как о сознательном выборе…»

  Не ожидал, уважаемый читатель? Признаться и я, прочитав  это историософское рассуждение, был ошеломлён. Подобного про русскую  историю не говорили даже крайние либералы, отличающиеся особыми антиправославием и русофобией, вроде Бжезинского. Но здесь вещает не какой-нибудь патологически озлобленный шляхтич, а один из главных идеологов патриотической оппозиции, её ведущий публицист. Это не тот случай, когда можно пройти мимо и промолчать. Если мы так поступим, то молчанием предадим Бога. Поверьте, дорогие читатели, я нисколько не преувеличиваю и попытаюсь в дальнейшем это доказать. 

  Итак, для Курбатова вся тысячелетняя история православной державы по имени Россия не более чем «декорация», которую следует отменить. Но разве может утверждать подобное настоящий православный русский человек, спросите вы? Настоящий нет, а не настоящий – вполне. Ещё раз вспомним слова одного из самых выдающихся православных подвижников благочестия, священномученика архиепископа Илариона (Троицкого), наиболее, пожалуй, глубокого и последовательного разоблачителя католицизма в современной эпохе: «Наше время – время всяких подделок и фальсификаций. Церковь подменена христианством, живая жизнь – отвлечённым учением. Стираются в сознании многих границы между Православием и ересью, между истиной и заблуждением…»

  Быть может, загадку курбатовских «откровений» нам поможет разгадать А.С.Пушкин. Помните, что говорит в драме «Борис Годунов» католический pater (священник)?

Притворствовать пред оглашенным светом
Нам иногда духовный долг велит.

  В таком духе учат испокон веков в иезуитских школах. Хорошо известно, что в ордене иезуитов считаются допустимыми любые подлоги, обманы, преступления, ради, как там говорят, «вящей славы Божией». Крылатую фразу «цель оправдывает средства» выдумал не отец русского нигилизма Нечаев, а иезуиты, главную цель которых раскрывает нам самозванец Гришка Отрепьев из пушкинской драмы:

Весь мой народ, вся северная церковь
Признают власть наместника Петра.

  Сочувственное отношение Курбатова к латинству хорошо известно многим читавшим его статьи и знающим его лично, в том числе и автору этих строк. Валентину Яковлевичу давно «знаком латинской музы голос». Само по себе это ещё полбеды, но дело в том, что «латинская муза» дама весьма опытная, обычный  флирт ей неинтересен, для неё недостаточно видеть только преданные глаза возлюбленного, а потому условием своей взаимности она выдвигает жесткое требование обязательного поношения новым кавалером её  самого заклятого врага - Православия.

  В книге Ямщикова «Мой Псков» опубликовано несколько писем Курбатова к автору. В одном из них он восхваляет известного иконописца архимандрита Зинона (отличающегося явной прокатолической ориентацией и подвергшегося в связи с этим церковному прещению - запрету на служение Божественной литургии) и поносит один из оплотов Русской  Православной Церкви Успенский Псково-Печорский монастырь: «А это Зиноново озорство!..  Но какая замечательная свобода! Какая счастливая игра! Удержи-ка такого в Печорском монастыре, где сам воздух заражен фарисейством…»

  Итак, по мнению Курбатова в древнейшем православном монастыре, где ежедневно служится Божественная литургия и совершается бескровная жертва, покоятся тысячи  мощей подвижников благочестия, подвизались и продолжают подвизаться духоносные старцы, нет благодати Святого Духа. Действительно, какая же благодать может обитать  в том месте, где  ядовит (от фарисейства) даже сам воздух?! А носителем благодатного духа является, конечно, архимандрит Зинон со своим латинским «озорством». Письмо датировано 5 июня 2002 года.

  Но вернёмся в ноябрь 2003-го. За прошедшее время, по всей вероятности, в отношениях Валентина Яковлевича с «латинской музой» возникли некоторые проблемы. Видимо, не удовлетворилась капризная  дама обличением древнейшей православной русской обители. И вот наш псковский кавалер, дабы не потерять расположения прелестницы, поставил вопрос ребром, а была ли вообще крещена Русь?  Почиет ли на ней благодать Духа Святого? Ответ чёток и ясен: «Не было при Владимире настоящего Крещения во всей полноте таинства». Любой самый  изощрённый иезуит позавидовал бы лаконичности и емкости вывода.

  Заметьте, что господин Курбатов не называет князя Владимира святым равноапостольным, как его издревле именует Русская Православная Церковь. Это для псковского кавалера естественно, ведь нельзя же признавать святость князя, при котором, как выясняется, не произошло «настоящего, подлинного Крещения». Кто-то, может быть, возразит, что Валентин Яковлевич не отрицает совершения таинства Крещения, а говорит лишь о его неполноте. Но, уважаемый читатель, Православная Церковь свидетельствует, что любое церковное божественное таинственное действие всегда совершается в полноте, оно или есть или его нет. Допущение неполноты таинства есть ересь и кощунство. Курбатов, я уверен, знает это. И тем не менее, он смеет утверждать, что при святом равноапостольном князе Владимире произошло не таинство Крещения Руси, а какой-то дикий спектакль – декорация с насильственным загоном всех в Православие и нам ещё оказывается только предстоит «пора настоящего, подлинного, высочайшего Крещения Руси». Так и слышатся слова пушкинского католического patera, обращённые к самозванцу:

Вспомоществуй тебе святый Игнатий,
Когда придут другие времена.

  Признайтесь, Валентин Яковлевич, не приходилось ли Вам в Ваших  европейских паломничествах лобызать с умилением ветхие сандалии основателя ордена иезуитов Игнатия Лойолы?

  Кстати, насчёт насильственного загона всех русских в Православие. Господин Курбатов, может быть, равноапостольному внуку равноапостольной Ольги следовало бы в духе современного демократического руководителя предложить всем русским людям право на полное религиозно-конфессиональное самоопределение, дескать, хотите ребята, выбирайте иудаизм, хотите ислам,  хотите латинство.

  Знакомые Курбатова нередко приписывают ему какую-то особую эрудицию и чуть ли не энциклопедические познания. Может быть, так оно и есть, но только почему-то не в отношении величайшего события отечественной истории, Крещения Руси. Вероятно, Валентин Яковлевич по тем или иным причинам подзабыл, что нам об этом событии рассказывает «Повесть временных лет». Там в частности читаем, что полномочные представители народа «бояре и градские старцы», т.е. лучшие люди, которым народ действительно доверял вершить самые важные дела, принимают решение отправить «разумнейших мужей» в чужие страны и посмотреть, как тот или иной народ славит Бога. Они отдали предпочтение «вере греческой», т.е. Православию, к которому ещё до их посольства склонялся и будущий равноапостольный князь. Киевский люд, как сообщает первоначальная летопись, шёл креститься с радостью, рассуждая так: «Аще бы се не добро было, не бы сего князь и бояре прияли». Человек средневековья доверял старшим, иначе просто не могло быть, такова психология того времени. Конечно, Крещение Руси явилось единовременным волевым решением князя и верхушки тогдашнего общества и, наверное, при этом имел место некоторый элемент насилия, что было совершенно неизбежно, поскольку в 988 году крестились не просто отдельные люди, а сама русская земля, русская держава и, естественно, не все могли сразу понять значимость события. Но вместе с тем в летописи чётко говорится и о катехизации народа, которую проводили пришедшие вместе с князем на Русь священнослужители из Корсуня (Херсонеса).

  Если бы святой равноапостольный князь Владимир действительно «загонял всех в Православие»,  разве могли бы появиться столь скорые плоды Крещения Руси? Прошло всего 50-70 лет после 988 года и на днепровских кручах явилась обитель иноков, удивлявшая современников. По их молитвам совершались чудеса, они обращали ко Христу огромное количество людей. Господин Курбатов, откройте Печерский Патерик и прочитайте об этом, а заодно ответьте на вопрос: как так получилось, что «не совершившееся в полноте» таинство принесло столь обильные плоды? 

  В связи с этим я хотел бы обратить внимание читателей на следующее обстоятельство, которое без сомнения является ключевым. Все, кто хоть раз был свидетелем Таинства Крещения, совершаемого над тем или иным человеком, конечно, знает, что  тут же, вслед за Крещением, совершается Таинство Миропомазания, в котором на человека нисходит благодать Духа Святого. Если первое таинство не совершено, то второе не имеет никакого смысла и превращается в профанацию. История Церкви знает несколько случаев, когда благодать Святого Духа по особому Божьему произволению сходила на отдельного человека до принятия им таинства Крещения, но это лишь те самые исключения, которые подтверждают правило. Разумеется, что при Крещении целого народа, державы такое исключение невозможно. Если, как утверждает Курбатов, на Руси в 988 году не произошло «настоящего, подлинного» Крещения, то и благодать Духа Святого не сходила на наше Отечество, а значит - мы до сих пор пребываем в языческой тьме и лишь стенаем по поруганным идолам. Таким образом, уважаемый читатель, по господину Курбатову, не было у нас с вами тысячелетней православной истории. Кому выгоден подобный вывод?

  Обратимся за ответом к Марине Мнишек из «Бориса Годунова». Сомневаясь в искренности Григория Отрепьева, она произносит:

Клянешься ты, итак должна я верить.
О, верю я! – но чем, нельзя ль узнать,
Клянешься ты? не именем ли Бога,
Как набожный приимыш езуитов?

  А кто же должен преподать Руси «подлинное, высочайшее Крещение», «когда, - по словам пушкинского patera, - придут иные времена»? Ответ очевиден. Это будут те самые специалисты, которые по всему миру уже в течение многих столетий готовили и продолжают готовить  своих «приимышей» или, выражаясь современным языком, агентов влияния.

  Но если ты полагаешь, читатель, что Валентин Яковлевич выработал полностью свой пролатинский ресурс, то ошибаешься. Напомню, что разбираемый нами курбатовский монолог опубликован в газете «Завтра», главный редактор которой А.А.Проханов одержим идеей «красной иконы», т.е. соединением атеистического коммунизма с Православием. Эта идея получила своё «каноническое» воплощение в статье духовника газеты протоиерея Дмитрия Дудко «Об абсурде диакона А.Шумского» («Завтра»,  № 32,  2003 г.), где он ни много ни мало предлагает канонизировать И.В.Сталина: «В конце концов хочется и так воскликнуть: святый Иосифе праведный, моли Бога о нас». Здесь же он называет коммунистов «передовым отрядом православных христиан». По сути мы имеем дело с хорошо продуманной идеологией, благословленной с точки зрения Проханова, Курбатова и компании Церковью в лице священника Дмитрия Дудко. Это и есть то, что я называю «православным нигилизмом».

  Теперь посмотрим, как эту идеологию углубляет и развивает наш поклонник «латинской музы»: «Последняя монастырская социалистическая идея, - говорит  Курбатов, - была нами  уничтожена. Ведь идея коммунизма – монашеская, она «высиделась» епископами, монахами, Томмазо Кампанеллой, Томасом Мором… А мы, надругавшись над идеей, тем самым незаметно повредили и своему Православию». Итак, Курбатов мучается от того, что мы расстались с идеей, «высиженной» католическими монахами (хотя ни Мор, ни Кампанелла никогда не были епископами. – А.Ш.). Это просто потрясающе!

  Валентин Яковлевич, Вы неоднократно в самой превосходной степени писали о Ф.М.Достоевском и, естественно, хорошо осведомлены о его отношении к католицизму. Читатели, конечно, помнят слова князя Льва Николаевича Мышкина из романа «Идиот»: «Католичество – всё равно, что вера нехристианская… Католичество римское даже хуже самого атеизма… Атеизм только проповедует нуль, а католицизм идёт дальше: он искаженного Христа проповедует, им же оболганного и поруганного, Христа противоположного. Он антихриста проповедует, клянусь вам, уверяю вас…»

  Этот монолог блаженного князя, недавно гениально сыгранный актёром Евгением Мироновым в экранизации романа, самое сильное и страшное разоблачение латинства в мировой литературе. Как можно, зная это, восхищаться католическими монахами-коммунистами?

  Господин Курбатов, на что Вы ориентируете своих многочисленных читателей и почитателей? Какие семена сеете? Какие черные яйца высиживаете? Оказывается, нам не хватает Томмазо Кампанеллы с его «Городом солнца», где описывается «идеальное» устройство общества, в котором нет частной собственности, семьи, установлено государственное воспитание детей, иначе говоря, всё то, о чём мечтали товарищи Ленин, Троцкий и им подобные, во многом и осуществившие в России в 1917 году чаяния своего католического учителя и предшественника. Сегодня о том же мечтают и уже отчасти вводят в жизнь идеологи нового мирового порядка. Все православные старцы, с которыми мне доводилось в жизни встречаться, в один голос предупреждали, что главная опасность для Православия всегда исходила и продолжает исходить от римо-католичества, от папизма. Сегодня уже только человек, умышленно отводящий глаза от действительности, не видит, до какой степени остроты дошло противостояние Православной Церкви  и латинства. Примеров можно приводить десятки. Вспомним хотя бы недавние кровавые события в Сербии, где бесчинствовали хорваты-католики, или набирающее силу униатское движение на Украине. Очевидно, прелаты-иезуиты спят и видят, как русский народ и «вся северная церковь признают власть наместника Петра».

  Меня нередко упрекают, что я  «бью по своим». Отвечу так: во-первых, именно своим прежде всего необходимо указывать на их ошибки, иначе нам никогда не одолеть врагов Православия и России, а во-вторых, если В.Распутин, В.Белов и С.Ямщиков, несмотря на мои разногласия с ними по ряду принципиальных вопросов, всё равно остаются своими (я действительно люблю и уважаю этих людей), то касательно Курбатова совсем иной разговор. Я не могу и, как православный клирик, не имею права считать своим человека, который отрицает Крещение Руси и проповедует «красную икону». Более того, я обязан, зная это, всех предупредить об опасности общения с ним.

  Савелию Васильевичу Ямщикову, как близкому человеку, хочу посоветовать попристальнее всмотреться в того, кого он считает своим лучшим другом, а то не ровён час появится тонзура на голове (от лат. tonsura – стрижка, выбритое место на макушке, знак принадлежности к католическому духовенству).

  Духовно наше патриотическое движение тяжело больно и, к сожалению, я не обнаруживаю пока никаких признаков выздоровления. Вот свежий пример. В последнем номере «Завтра» (№ 46, 2003 г.) опубликована статья В.Бондаренко «Предчувствие инквизиции», где автор призывает к «русскому реваншу» и предрекает, что скоро появится «настоящий народный инквизитор». Валентин Григорьевич Распутин, будьте осторожны, Бондаренко хочет сделать Вас глашатаем своей новой идейки (сначала у него был «русский национальный упырь», спасающий Святую Русь, потом появился вместо русского героя «русский шахид», а теперь вот – «народный инквизитор») и уже поставил Вас в этом смысле в один ряд с «пламенным» Прохановым и «революционным» Лимоновым. Я не могу представить, что Вам близка их компания. Обратите, кстати, внимание на использование господином Бондаренко названия католического учреждения для борьбы с ересями (инквизиция от лат. inqusitio – розыск). Иначе как провокацией в духе Петеньки Верховенского подобное не назовёшь.

  И все же мы продолжаем надеяться и верить, что сбудутся в нашей русской жизни слова Патриарха из «Бориса Годунова»:

Да пр'ойдет заблужденье:
Оно пройдёт, и солнце правды вечной
Всех озарит…

Самые читаемые

5 Недавно добавленных

Комментарии

Хотите получать уведомления о новых статьях на e-mail?