Несколько дней назад смотрел по телеканалу «Спас» повторение давней передачи с участием епископа Василия (Родзянко), ныне покойного. Я всегда с большой радостью воспринимал все, что говорил этот удивительный человек. Каждое слово владыки шло из глубины его уникального опыта благочестия. Именно про таких говорят – человек святой жизни.

Передача, о которой идет речь, была посвящена митрополиту Антонию (Храповицкому) и Федору Михайловичу Достоевскому. Известно, что будущий митрополит Антоний в юности посещал литературные вечера Федора Михайловича. Есть основания полагать, что незаурядный молодой человек с выразительным лицом стал одним из прототипов Алеши Карамазова.


  Вторая часть передачи была посвящена исключительно главе «Великий инквизитор» из романа «Братья Карамазовы». Владыка Василий был великим знатоком творчества Федора Михайловича. Мне очень близки многие его суждения, особенно о старце Зосиме, которого некоторые исследователи несправедливо, на мой взгляд, считают выдуманным старцем с хилиастическим уклоном. Но это вопрос отдельный.

  Мое внимание особенно привлекли рассуждения владыки о личности великого инквизитора. Владыка Василий изумительно ясно и глубоко показал антихристову сущность этого лжестарца. Но некоторые мысли владыки вызвали у меня возражения. Что я имею в виду? Прежде всего, утверждения владыки о том, что образ великого инквизитора реализовался в социалистическом обществе, построенном в СССР. При этом слова владыки иллюстрировались видеохроникой советского времени, в которой то и дело появлялись Ленин, Сталин и другие партийные и советские руководители. Коротко говоря, владыка Василий в данном случае излагал наиболее распространенный взгляд, согласно которому Достоевский в своем «Великом инквизиторе» пророчески прозрел коммунистическое будущее России.

  В советское время я и сам полностью придерживался этого взгляда, тем более, что моя советская юность проходила под флагом диссидентства. Я хорошо помню, что все известные диссиденты очень любили использовать главу «Великий инквизитор» в своей антисоветской пропаганде. Сейчас такой взгляд на пророческую главу Достоевского вполне можно было бы назвать либеральным. Конечно, владыка Василий к либерализму никакого отношения не имеет. Но он большую часть жизни провел на Западе и поэтому, в известном смысле, в отношении советской России и СССР находился в плену идеологических штампов. Я отнюдь не хочу сказать, что подобная точка зрения абсолютно неверна. Конечно, и в Ленине, и в Сталине можно при желании обнаруживать черты великого инквизитора. Но вместе с тем ощущается, что здесь содержится натяжка. Ну какой из Ленина великий инквизитор?! Маленький страшный гугнивый безбожник! У Достоевского великий инквизитор – это «девяностолетний почти старик, высокий и прямой с иссохшим лицом, со впалыми глазами, но из которых еще светится, как огненная искорка, блеск». Ленин, как и другие большевики, слишком плоский, слишком одномерный, чтобы называть его великим инквизитором. Еще Сталина можно как-то пытаться подверстывать под фигуру великого инквизитора. Действительно, Иосиф Виссарионович, в отличие от Ленина, Троцкого, Свердлова и других более мелких большевиков, представляется личностью трагической, противоречивой, в сердце которой борется Бог и дьявол, красота и уродство. Ведь именно такая борьба была свойственна великому инквизитору у Достоевского. Но и здесь, разве вы не чувствуете диссонанса? Больше всего, на мой взгляд, великий инквизитор напоминает американского католика Збигнева Бжезинского. Вот кому сыграть бы в кино великого инквизитора.

  Великий инквизитор совсем другой тип – западный. И как только вы подключаете эту географическую характеристику, тут же все встает на свои места. Кто-то скажет, что я упрощаю Достоевского, социологизирую великое произведение. Подчеркиваю еще раз – советские, коммунистические ассоциации с главой «Великий инквизитор» правомерны, но они вторичны! Скорее социологизируют Федора Михайловича те, кто хочет видеть в великом инквизиторе исключительно красных советских вождей.

  Примечательно, что Достоевский помещает своего великого инквизитора в испанскую Севилью. Сегодня Испания – одна из самых либеральных стран мира, которая едва ли не первая узаконила у себя однополые браки. Вчитайтесь внимательно в страницы главы «Великий инквизитор», и вы увидите там точнейшее описание тоталитарного либерализма, который сегодня окончательно утвердился на Западе и который собираются утвердить в России.

  Я приведу лишь две цитаты, подтверждающие эту мысль.

  Великий инквизитор говорит Христу: «Пятнадцать веков мучились мы с этою свободой, но теперь это кончено, и кончено крепко… Но знай, что теперь и именно ныне эти люди уверены более чем когда-нибудь, что свободны вполне, а между тем сами же принесли нам свободу свою и покорно положили ее к ногам нашим…»; «Да, мы заставим их работать, но в свободные от труда часы мы устроим им жизнь как детскую игру, с детскими песнями, хором, с невинными плясками. О, мы разрешим им и грех, они слабы и бессильны, и они будут любить нас как дети за то, что мы позволим им грешить…».


  Конечно, в какой-то мере эти слова можно отнести к СССР, к социализму и советской эпохе. Но, согласитесь, гораздо больше оснований относить эти слова, особенно последние о разрешении на грех, к той либеральной картине жизни, которая утвердилась в странах Западной Европы и США. В советскую эпоху, прежде всего при Сталине, было очень много разных запретов, касающихся идеологической, политической и экономической сторон жизни. В этом были как свои плюсы, так и минусы. Но, бесспорно, в актив советскому времени можно занести запреты, касающиеся нравственной стороны жизни. Как это ни парадоксально на первый взгляд, но именно в СССР, в государстве с атеистической идеологией, были запрещены различные виды греха, которые на Западе процветали словно плесень в сыром подвале. В СССР категорически были запрещены и рассматривались как преступление: содомия, проституция, порнография и многое другое, то есть те самые грехи, которые и имел в виду великий инквизитор. Конечно, в реальности были в советское время и педерасты с лесбиянками, и валютные проститутки, и порнография. Но все эти безобразия находились на нелегальном положении и поэтому полностью исключалась открытая пропаганда греха. А ведь это – самое главное!

  Советское государство реально заботилось о нравственном здоровье своих граждан. СССР был самой консервативной страной в мире. Вспомните, как удивлялись немцы огромному количеству девственниц среди русских девушек, угнанных в германскую неволю. Кто-то из больших немецких чинов даже сказал, что очень трудно победить народ с такими моральными устоями. А в Германии, напротив, культивировался разврат. Там, как известно, пытались выводить новую породу людей, для чего подбирали здоровенных немцев и немок и скрещивали их, наподобие собак. Процветали в Германии публичные дома, а среди немецких офицеров была весьма распространена педерастия. А в СССР именно Сталин покончил с сексуальной революцией, которая началась после Февральской революции и продолжалась уже при большевиках в двадцатые годы. Пресечение НЭПа Сталиным включало в себя не только политический и экономический аспекты, но так же и нравственный. С окончанием НЭПа прекратилось растление народа. Вот почему мы и победили в самой страшной войне. И хотя на пряжках немецких солдат было написано «С нами Бог», Бога с ними не было. Бог был с русским народом и с советской армией! И становится очевидным, что общество которое рисует великий инквизитор у Достоевского абсолютно соответствует фашисткой Германии и не очень вяжется с СССР.

  Общество, проектируемое великим инквизитором, исключает семью. В советское время, особенно после войны, был настоящий культ семьи и семейных ценностей. Если человек разводился с женой и бросал детей, его разбирали на партсобраниях и собраниях производственных коллективов. Такого человека, образно говоря, привязывали к позорному столбу. На Западе эту советскую практику называли ханжеской моралью. В том же духе высказывались и наши диссиденты, привыкшие вести аморальный образ жизни. А мораль не может быть ханжеской. Мораль либо есть, либо ее нет. Я помню, как в советское время приезжал к нам известный французский актер Жерар Филипп и скупал предметы женской одежды в советских магазинах, а затем демонстрировал их своим французским проституткам, и вместе они глумливо хохотали. Вот он действительно моральный урод.

  Когда началась так называемая хрущевская оттепель и, как говорится, все дерьмо оттаяло, наша диссидентствующая интеллигенция словно дорвалась до запретного лакомства. В этом году прошел цикл телепередач об Андрее Вознесенском. Рассказывала вдова поэта. Стыдно было слушать эту старую женщину. Она, не краснея, с удовольствием повествовала о том образе жизни, который вели наши доблестные писатели, художники и поэты в период хрущевской оттепели. Любимой игрой у креативной интеллигенции была игра в ромашку. Молодой журналист, который вел беседу с вдовой, сначала даже не понял, что означает эта ромашка. А ромашка эта оказалась скотским свальным грехом. Вдова Вознесенского поведала так же, что обмен мужьями и женами для разнообразия был в их среде нормой. А ведь хрущевская оттепель оказалась лишь бледной тенью того, что делалось на Западе и делается теперь у нас. Слава Богу, что при Леониде Ильиче Брежневе в какой-то мере мы вернулись к нравственным нормам сталинского времени. Отрадно заметить, что наш Президент Владимир Путин в своем последнем Послании Федеральному Собранию признал, что уничтожение СССР привело к разрушению всех нравственных основ, на которых веками держалось наше Отечество. Сейчас для любого объективного исследователя понятно, что если бы в 1917г. окончательно победила Февральская революция и тогдашние российские либералы пришли к власти, то они тут же начали бы встраиваться в западную голубую Вавилонскую башню. К сожалению, уже дореволюционная Россия в начале XX столетия была весьма заражена либерализмом и февралисты собирались углубить и ускорить процесс либерализации русской жизни, что означало бы скорый конец России. Февралисты не смогли бы одолеть Гитлера. Предвижу, что мои оппоненты начнут обвинять меня в оправдании большевистской революции. Поэтому хочу сразу расставить все точки над «i». Самыми ненавистными для меня являются фигуры Ленина, Троцкого, Свердлова и других большевиков-русофобов. Если бы эти палачи уцелели и продолжили свое дело, то Россия погибла бы так же быстро как и при февралистах. Но на их пути встал товарищ Сталин, который быстро понял, что надо переформатировать красную ленинско-троцкистскую Вавилонскую башню. Переформатирование это означало ни что иное, как постепенное возвращение к традиционным ценностям и восстановление имперских контуров России.

  Поэтому, образно говоря, красная Вавилонская башня Сталина предотвратила поглощение России, как строительного материала, голубой Вавилонской башней западного либерализма. Цена была заплачена страшная, но ведь мы до сих пор, благодаря тому самому сталинскому переформатированию, еще существуем как суверенное государство и продолжаем сопротивляться поглощению России голубой Вавилонской башней. Именно за это сопротивление Запад так ненавидит Путина. А главное заключается в том, что благодаря сталинскому переформатированию, при всех трагических издержках, сохранилась нравственная основа нашего народа. И выходит, как ни крути, что нынешний западный либеральный тоталитаризм или либеральный фашизм, идеально соответствует схеме великого инквизитора. Получается, что великий инквизитор – это главный архитектор голубой Вавилонской башни.

  В этой связи хотел бы обратить внимание читателя на следующее рассуждение. Великий инквизитор у Достоевского приходит от веры к абсолютному безбожию. Он сам признается Христу, что когда-то был аскетом, жил в пустыне: «Знай, что и я был в пустыне, что и я питался акридами и кореньями, что и я благословил свободу, которую Ты благословил людей, и я готовился стать в число избранников твоих…». И вот этот безумный старик отказывается от Христа и произносит страшные слова: «Мы давно уже не с Тобою, а с ним», т.е. с дьяволом.

  Очевидно, что речь здесь идет о западном христианстве, прежде всего о католицизме, которое и привело западный мир в тоталитарное либеральное стойло. Ничего подобного нельзя сказать о Православии. В советский период Православие было гонимо безбожной большевистской властью. Эти гонения лишь духовно-нравственно укрепили Православную Церковь. Но что характерно - все законченные, неисправимые советские безбожники, прежде всего, Ленин, Свердлов, Троцкий, довольно быстро сошли с исторической сцены. А кто же остался? Остались те из советских вождей, совесть которых не была до конца сожжена. Есть все основания полагать, что Сталин, особенно после войны, начинает возвращаться ко Христу. Очень важно здесь заметить, что Сталин не причастен к расстрелу Царской Семьи. Ведь недаром же митрополит Николай (Ярушевич), который, как представитель Святейшего Патриарха, постоянно находился в контакте со Сталиным, после кончины вождя на вопрос о его посмертной участи ответил: «Я думаю, что Господь его помилует». Эти слова нигде не записаны, но они подтверждались потом многими людьми, близко знавшими владыку. И Патриарх Алексий (Симанский) говорил после смерти Сталина, что он «молился не за безбожника». Вот такое отличие Сталина от великого инквизитора. А Вячеслав Михайлович Молотов, как недавно выяснилось, находясь на покое, постоянно посещал храм Божий, где исповедовался и причащался. А Георгий Максимилианович Маленков стал церковным старостой. Следует особенно подчеркнуть, что благодаря Молотову уцелели мощи многих святых, которые Советом по делам Русской Православной Церкви были приготовлены с сожжению. После окончания Великой Отечественной войны Вячеслав Михайлович некоторое время был заместителем председателя Совета Министров СССР и, в частности, курировал церковные дела. Поэтому именно ему в 1947 г. поступило ходатайство председателя Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР Георгия Григорьевича Карпова о ликвидации оставшихся в музейных запасниках мощей святых. От решения Молотова зависело все, и он распорядился мощи святителя Алексия митрополита Московского, святителя Иоанна Тобольского и святой благоверной княгини Анны Кашинской передать Церкви, а остальные мощи собрать в одно место и сохранить! Об этом рассказано в книге Т.А.Чумаченко «Государство, Православная Церковь, верующие» (1941-1961). Хочется воскликнуть: Дивны дела Твои, Господи!

  Конечно, для наших упертых десталинизаторов все это не является аргументом. Они не в состоянии выйти из своей антисоветской схемы. Например, одна из главных «мучениц» форума РНЛ недавно высказалась, что ее не интересует исторический контекст сталинизма. Ей, оказывается, важна лишь духовная сторона дела. Еще раз убеждаешься, что женская логика порой не поддается никакому определению. Ведь непонятно, как можно давать духовную оценку советскому периоду и Сталину, игнорируя реальную историю?! Поучились бы у таких столпов духа, как святитель Лука (Войно-Ясенецкий), митрополит Николай (Ярушевич), митрополит Вениамин (Федченков), Патриарх Алексий (Симанский), протоиерей Сергий Вешневский и многие другие.

  Я отнюдь не собираюсь способствовать развитию идиотского мифа о том, что Сталин с детства был благословлен неким старцем на особый подвиг веры и тщательно скрывал это, спасая страну и народ. Я просто хочу сказать господам оголтелым антисоветчикам и десталинизаторам, что мир и история развиваются не линейно, а парадоксально и антиномично, и задача объективного исследователя заключается в том, чтобы видеть эту парадоксальность и антиномичность и не подстраивать историю под свою схему.

  Красная Вавилонская башня не состоялась, благодаря сталинскому переформатированию, и Россия не превратилась в строительный материал для голубой Вавилонской башни, к чему так стремился Лев Троцкий со своей перманентной революцией. И сегодня голубая Вавилонская башня, возведение которой не прекращалось на Западе ни на одну историческую минуту, пытается, после крушения СССР, довершить перманентное дело Троцкого и окончательно погубить Россию, превратив ее в топливо для антихристовой печи. Этому всеми силами пытается помогать коллективный Троцкий, находящийся в России.

  Послание Владимира Путина Федеральному Собранию свидетельствует о твердой решимости России не становиться горючим для голубой вавилонской топки. Не получит великий инквизитор своей части в России!

Священник Александр Шумский, публицист, член Союза писателей России

Самые читаемые

5 Недавно добавленных

Список имен


Strict Standards: Non-static method modJoesWordCloudHelper::getModuleContent() should not be called statically in /home/shumsky/domains/shumskiy.su/public_html/modules/mod_joeswordcloud/mod_joeswordcloud.php on line 18

Комментарии

Хотите получать уведомления о новых статьях на e-mail?