Русские пьют за победу,
В каком, я не знаю, году,
То ль из Берлина я еду,
То ль из-под Кушки иду.
Сергей Попов, «Песня»

  Что такое архетип? Это слово состоит из двух греческих слов: arche - начало и typos - образ. То есть, архетип - это изначальный образ. Он есть у каждого народа, у каждой нации. Архетип - это даже не базовые, фундаментальные ценности народа, а то, что еще глубже них, то, что определяет их сокровенную сущность и характер. Архетип - это скорее некий звук, то, что находится между слов и между строк. Наверное, лучше Пушкина никто не выразил эту мысль:

 

Москва... как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!

  Архетипы качественно отличаются друг от друга. Более того, они могут быть враждебны и непримиримы по отношению друг к другу. Помните у Лескова: «Что русскому хорошо, то немцу смерть». Вся история, в сущности, состоит из борьбы, точнее войны, архетипов. Не классовая борьба - двигатель истории, как учил Маркс, а война архетипов. Эта война не прекращается ни на секунду. Меняются лишь фазы этой войны, горячая фаза сменяется холодной, холодная - горячей. И так будет до конца истории. Архетипы никогда не смогут договориться между собой и выработать какой-то единый архетип. Здесь кроется очень опасная иллюзия. Сегодняшние так называемые глобалисты пытаются навязать человечеству идею возможности создания общечеловеческого образа бытия, говоря о неких общечеловеческих ценностях. И надо сказать, что находятся люди, даже среди руководителей крупнейших государств, которые искренне верят в эту идею и готовы строить на ней свою идеологию и политику. Вера в возможность создания единого общечеловеческого либерального архетипа такая же химера и утопия, как и создание большевистского интернационала. В сущности, современный либеральный глобализм ничем не отличается от коммунистического интернационала, как не отличается ничем левый сапог от правого, поскольку оба сапога, надетые на ноги одного хозяина, могут идти только в одном направлении. И хозяин этой пары сапог известен. Кличут его врагом рода человеческого.
  Но самое интересное заключается в том, что при ближайшем рассмотрении оказывается, что общечеловеческий архетип ничего общечеловеческого в себе не имеет, а представляет из себя несколько замаскированный западный образ бытия, желающий подмять остальной мир. По большому счету, идея либерализма и выдумана лишь для того, чтобы прикрыть истинные намерения и действия Запада. Либеральная идея - это фальшиво улыбающаяся маска, вроде Джоконды, прикрывающая акулий оскал атлантического империализма, или мягкая бархатная перчатка на титановом кулаке терминатора. Можно применить и такой образ, хорошо понятный русским: общечеловеческий архетип - это замаскированный живописным кустом немецкий танк «Тигр». Тут впору вспомнить великого русского педагога Константина Дмитриевича Ушинского, который писал, что не может быть никакой общечеловеческой педагогики, как утверждали немецкие педагоги, что на поверку вся общечеловеческая педагогика оказывается педагогикой немецкой. И так во всем - в политике, экономике, образе жизни, культуре, религии.
Наш великий почвенник Николай Яковлевич Данилевский в своей знаменитой книге «Россия и Европа», рассуждая о культурно-исторических типах, особенно о романо-германском и славянском, убедительно доказывает их органическую несовместимость, их враждебность. Но здесь надо подчеркнуть, что враждебность эта имеет следующую специфику: нападающей стороной на протяжении всей истории был, есть и будет Запад. Славяно-русский культурно-исторический тип всегда лишь оборонялся и никогда не был зачинщиком агрессии. Славяно-русский культурно-исторический тип (или архетип) всегда жил по принципу, звучащему в словах известной советской песни: «Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим». Кстати, эта песня, как и вообще советская культура в лучших своих образцах, показывает, что советский период русской истории сохранил в себе русский архетип. Николай Данилевский писал, что если славянский культурно-исторический тип «откажется от самостоятельного развития своих начал, то и вообще должно отказаться от всякого исторического значения и снизойти на ступень служебного, для чужих целей, этнографического материала».
  Интересно, читали ли наши нынешние руководители Данилевского? Похоже, что нет. А вот Сталин читал постоянно. Таким этнографическим материалом хотел нас сделать недавно Гитлер, того же самого хочет Запад и сегодня. Ежедневно мы слышим слова: мир сближается. Действительно, после окончания Второй Мировой войны процесс сближения стран и народов ускоряется, и вот уже в начале XXI века это сближение достигло максимальной скорости. Но что значит в реальности сближение, о котором не устают повторять современные политические лидеры? А в реальности это сближение означает, что война архетипов входит в свою завершающую стадию, в которой должен определиться победитель. Разумеется, что западный архетип не мыслит, что может победить кто-то иной, кроме него. Но на последней стадии войны архетипов в нее активно вступили и другие участники, которых до недавнего времени еще не было. Это исламский мир и Азия, прежде всего Китай. Особо следует выделить еврейский архетип, не меняющийся на протяжении столетий и играющий одну из ведущих ролей в этой войне. Специфика данного архетипа состоит в том, что он действует не только сам по себе, но активно использует другие архетипы, особенно западный.
Исламский архетип перешел в генеральное наступление по всему миру, и Запад, который во многом открыл ему дорогу, уже не знает, что с ним делать. О крахе мультикультурной политики практически заявили все европейские лидеры. Как поется в одной провидческой песне: «Турки скачут по гробам прямо в город Амстердам». И в России исламский и русский архетипы подходят в своих взаимоотношениях к той стадии, когда невольно вспоминается поле Куликово. А какие же еще события из нашей истории мы должны воскрешать в своей памяти, если один из ведущих мусульманских лидеров в нашей стране предлагает внести в российский герб, помимо православного креста, еще и исламский полумесяц. Такое предложение следует рассматривать как почти официальное объявление знаковой, семиотической войны исламского архетипа русскому, поскольку олицетворением первого является полумесяц, а второго - Крест. А знаковая война всегда предшествует войне, в которой уже проливается реальная человеческая кровь. Прошлогоднее столкновение на Манежной площади ярко подтверждает эту мысль.
  У Алексея Степановича Хомякова есть одно весьма знаменательное пророческое стихотворение, которое, на мой взгляд, в наше время приобретает еще один смысл, о котором не подозревал даже сам автор, но невольно выразил его:

О! никогда земля от первых дней творенья
Не зрела над собой столь пламенных светил!
Но горе! век прошел, и мертвенным покровом
Задернут Запад весь. Там будет мрак глубок...
Услышь же глас судьбы, воспрянь в сияньи новом,
Проснися, дремлющий Восток!

  Пророчество сбывается. Запад действительно задернулся «мертвенным покровом», не став при этом менее опасным. Но и Восток не только проснулся, а уже встал, умылся, надел боевые доспехи и ринулся в бой. Никак не может пробудиться лишь Россия, которую и имеет в виду А.С.Хомяков под словом «Восток» в своем стихотворении. А просыпаться давно пора. Сегодня азиатские архетипы, чуждые нам не менее, а может быть и более, западного, реально претендуют на наши жизни, территорию и достояние. И если мы сейчас не проснемся, то нас, образно говоря, перебьют спящими, перебьют с двух сторон - и с западной, и с восточной.
  Кто-то наверняка спросит: «А как же Христианство? Разве оно не создает общечеловеческий христианский архетип?». Увы, не создает. Христианство всечеловечно по своей сути, но люди не могут, за исключением немногих, это принять. До недавнего времени (не знаю, как сейчас) в каждой западной гостинице на тумбочке возле кровати лежала Библия. И что? Помогло это западному человеку приобрести всечеловеческие евангельские свойства? В великом фильме Френсиса Копполы «Крестный отец» будущий Римский папа Иоанн Павел I беседует с вожаком мафии Майклом Корлеоне. Подойдя к фонтану, будущий папа опустил руку в воду и достал камень. Затем он разбил его о край фонтана и сказал Майклу примерно следующее: видите этот камень, снаружи он мокрый, а внутри совершенно сухой. Так и мы, европейцы, не пропитались Христианством, не прияли его внутрь. Неслучайно, конечно, что такой папа долго не мог оставаться в живых и был отравлен через 34 дня после своего избрания.
  Западный архетип по большому счету не оплодотворился Христианством, но зато сам изменил Христианство до неузнаваемости. Это потрясающе показано в романе Федора Михайловича Достоевского «Братья Карамазовы» в главе «Великий инквизитор». И великий инквизитор Достоевского и Римский папа Копполы исполнены пессимизма, и оба делают один и тот же генеральный вывод: Христианство на Западе не удалось. Частично оно состоялось в культуре Запада, но не в западной жизни. О каком общечеловеческом христианском архетипе можно говорить, если Католическая церковь заключила с Гитлером конкордат, который мы вправе приравнять к папскому благословению фюрера на завоевание других стран, прежде всего России.
И вновь кто-то спросит: «На Западе Христианство не состоялось, пусть так. Но разве в России дело обстоит лучше? Где произошла большевистская революция, на Западе или в России?». Да, все верно. Но тем не менее, вот парадокс из парадоксов и антиномия из антиномий, именно в советский период в СССР реальное Христианство сохранилось гораздо лучше, чем в «свободных христианских» странах Запада. У нас Библия в гостиницах на тумбочках не лежала, но советские люди в своей массе, особенно в годы Великой Отечественной войны, оказались гораздо ближе к христианскому духу, чем люди западные. Я убежден, что русский изначальный образ, в отличие от западного, сохранил свою христианскую основу, сохранил христианскую сущность. Все-таки наш русско-советский камень оказался внутри не настолько сух, как западный. При всех духовных и материальных изъянах русский архетип был и остается христианским, а западный по сути таковым никогда и не являлся, кроме первых веков христианства. Вы только сравните фрески Микеланджело, в которых явно просматривается нетрадиционная ориентация художника, с фресками Дионисия, Феофана Грека или с иконами преподобного Андрея Рублева, и вам все станет ясно. Запад духовно не состоялся, его постигла страшная духовно-нравственная катастрофа. Запад, по словам Михаила Бахтина, завершился. Но в этом агонизирующем состоянии он крайне опасен. А Россия духовно состоялась, и Запад нестерпимо завидует нам, хотя никогда в этом не признается. Но зависть - питательная среда ненависти. Вот почему, Запад никогда не согласится оставить нас в покое, никогда не примирится с нашим независимым существованием. Для любого руководителя нашей страны, который связывает себя с ее национальными интересами, этот вывод должен быть основополагающим в выстраивании отношений с Западом. Мыслить иначе, значит идти прямо и быстро к самоуничтожению.
  Объявленная в нашей стране децентрализация, являющаяся синонимом десталинизации, свидетельствует о том, что книги Данилевского, Леонтьева, Достоевского не востребованы российской правящей элитой. И это очень тревожно. Вы, представители элиты, можете сколько угодно поносить Сталина и советский период, но факт остается фактом - Сталин обратился к народу в 1941 году с архетипическими словами: «Братья и сестры!» и выиграл войну. А как обратитесь к народу вы, если завтра война? Неужели со словами «Дамы и господа», а может быть «Геи и лесбиянки»?
  Наверное, я утопист. Но как бы мне хотелось, чтобы кто-нибудь из тех, кто будет определять судьбу страны в ближайшее время, вчитался в слова Алексея Хомякова: «На дружеское стремление (к Западу) мы никогда не находим ответа: ни разу слова любви и братства, почти ни разу слова правды и беспристрастия. Всегда один отзыв - насмешка и ругательство; всегда одно чувство - смешение страха с призрением». Смотрите, ничего не изменилось со времен Алексея Степановича Хомякова. Его слова сегодня во много раз актуальнее, чем в XIX столетии. «Странно, что Россия одна имеет как будто бы привилегию пробуждать худшие чувства европейского сердца», - продолжает Хомяков. Он постоянно подчеркивает необходимость воспитания самоуважения в русском народе, которое ничего общего не имеет с бахвальством и гордыней. Это защитная реакция, необходимая для выживания.
  У нас же выработалась стойкая привычка втаптывать в грязь свою страну, ее историю и традиции. Например, когда Япония пострадала от цунами и землетрясения, вдруг появилось огромное количество россиян, которые, сочувствуя несчастным японцам, почему-то считали своим долгом непременно обругать Россию и русский народ. Непонятно, почему российский японофил обязательно должен быть русофобом. Уничижение и поношение своей страны Хомяков называл не смирением, как пытались и пытаются называть некоторые, а отречением. И в этой связи он цитирует одного умного француза: «Странный вы народ, русские. Вы потомки великого исторического рода, а разыгрываете добровольно роль безродных найденышей». Эти слова я с горечью вынужден вспоминать всякий раз, когда россияне, наделенные высшей властью, приходят в умиление, встречаясь с полумертвыми западными рок-звездами. Удивительно прозрение Хомякова в отношении заката Европы и вообще Запада, сделанное им задолго до Освальда Шпенглера. Он писал, что прозрачная глубина родного источника «богаче и живительнее мелководных и мутных потоков Запада, которых бурное стремление обманывает еще многих ложным призраком силы». Ну прямо точно про бумажные долларовые потоки, которые ничего не стоят. «Ложный призрак силы» - разве это не про США?
  Хомяков говорил, что Запад стремительно теряет веру и пытается устроить жизнь «по путям чисто аналитическим». Вы только вдумайтесь в эти пророческие слова. Сегодня они сбываются в полной мере. Запад попытался устроиться без Бога на чисто аналитической и рациональной основе, но кончилось все это банальным сатанизмом, и сегодня вместо Евангелия Запад читает сатанинские книги о Гарри Поттере. Вы видели, как бесновалась Англия накануне премьеры последнего фильма «Гарри Поттер и Дары смерти»?! Название говорит само за себя. Рационализм неизбежно заканчивается сатанизмом!
Мы наблюдаем катастрофический обвал Запада, окончательное падение великого дома. Поразительно, что Запад, имея огромное количество материальных средств, денег, оружия, не может справиться даже с маленькой Ливией. Куда уж там тягаться с Россией? Образно говоря, железа на Западе хоть отбавляй, а мозгов и души уже почти не осталось. И нам нечего их бояться и, тем более, идти за ними в погибель. У России есть все, чтобы вновь обрести силу и самобытность, но не хватает только правильно устремленной политической воли. Понимая это, Запад стремится уничтожить нас изнутри и, похоже, что мечты его могут стать реальностью.
  Только Русская Православная Церковь остается сегодня незыблемой основой русского архетипа, только она продолжает питать его живой водой веры и не дает ему окончательно погибнуть. Главное заключается в том, что Церковь сохраняет в неизменном виде духовно-нравственный код русского архетипа, сохраняет изначальный образ нашего бытия и его голос - церковнославянский язык. Заменить адекватно церковнославянский язык иным языком невозможно. Это все равно, как если бы отрезать язык у колокола и начать бить в него пустым ведром. Колокол будет издавать звук, но какой?! И, посмотрите, как многообразно само церковнославянское слово «язык» - это и народ Божий, и слова, с которыми мы обращаемся к Богу, и колокольный звон, и пение Святой Руси.
Есть понятие тайны, сакральности. Можно, конечно, все распредметить, можно уничтожить тайну и сакральность, заменив их утилитарностью, дающей ложное ощущение понимания. Но мнимое понимание убивает животворящий Дух. По этому пути уже прошел Запад. Они все упростили и сделали понятным. И что в результате? Пустое ведро и агония западного архетипа. Да не постигнет нас подобное! Сохраним наш изначальный образ!

Самые читаемые

5 Недавно добавленных

Комментарии

Хотите получать уведомления о новых статьях на e-mail?