Не унимаются ювенальщики. Вроде бы, патриотическая общественность, прежде всего – православная её часть, отчасти укротила их в отношении изъятия детей из семьи. Так ювенальщики тут же заходят с другой стороны: теперь они хотят «защитить» женщину от домашнего насилия со стороны мужчины. В общем, получается – по словам Владимира Семёновича Высоцкого – «Ты их в дверь – они в окно!».

     Речь идёт о предложении ряда депутатов Госдумы рассмотреть законопроект о профилактике домашнего насилия, где идёт речь о т.н. «охранном ордере», имеющем защитить женщину от домашнего насилия. Подобный закон уже принят Советом Европы, поэтому и мы – по мнению части депутатов – должны к нему присоединиться. Кто-то, кто находится «вне темы», может задать вопрос: «А что же плохого в законе, охраняющем женщину от мужского насилия в семье? Ведь действительно были и есть вопиющие случаи такого рода. Вон, недавно один муж из ревности отвёз свою жену в лес и отрубил ей кисти рук»… Но всё дело в том, что речь в данном случае идёт вовсе не о таких вопиющих примерах. А ныне существующее российское законодательство – вполне достаточно для того, чтобы защитить женщину от крайних форм насилия, опасных для её здоровья и жизни (другое дело – как соответствующие законы осуществляются на практике). В законопроекте об охранном ордере речь идёт о «насилии» в самом широком смысле слова. Например, муж во время ссоры в сердцах восклицает: «да я тебя убью!». Нехорошо, конечно, погрешительно. Но ведь, как правило, такие возгласы – всего лишь фигура речи и не более того. Или муж замахивается на жену, но лишь этим и ограничивается. Пока правоохранительные органы такого рода «угрозы» вообще не рассматривают. Да и жене не придёт в голову обратиться в полицию с заявлением, в которым было бы написано: «муж замахнулся на меня ботинком». А закон об охранном ордере, насколько я могу судить, призывает жену обращаться в правоохранительные органы даже в случае виртуальной угрозы со стороны мужа. И это уже совсем другое дело. Причём, достаточно лишь одного заявления «потерпевшей» стороны, чтобы началось судебное разбирательство. К чему всё это может привести – нетрудно догадаться. Допустим, жена разлюбила мужа и хочет его, как говорится, сплавить. Она провоцирует его на скандал, заводит – он замахивается на неё, кричит, угрожает… – И всё, начинается судебное разбирательство. А если она ещё немного порежет себе руку ножом или стукнется лицом о дверной косяк, так, чтобы появился синяк, то дорога в места не столь отдалённые станет для мужа весьма актуальной угрозой. Полагаю, читатель сам сможет смоделировать множество подобных вариантов. Конечно, не обязательно, что каждое заявление жены на мужа будет иметь такие крайние последствия. На первый раз судебной инстанцией мужу может быть назначено в качестве наказания – не приближаться к жене на определённое расстояние, то есть, предполагается уход мужа из места совместного проживания, что, в случае, если он не имеет другого жилья, буквально делает его бомжом. Но в том случае, если муж окажется «рецидивистом», то перед ним точно замаячит «дальняя дорога».

     Одна радиоведущая вчера заявила примерно следующее: «К сожалению, русские женщины очень редко жалуются на насилие своих мужей, поэтому официальная статистика по домашнему насилию у нас невелика. Надо законодательно простимулировать русскую женщину, чтобы она не боялась обратиться с жалобой на агрессивные действия со стороны мужа». По существу, эта либеральная радиоведущая призывает к массовому доносительству, и при этом либералы отнюдь не прекращают поносить за то же самое доносительство сталинскую эпоху. 

     Очевидно, что законопроект об охранном ордере – это проявление крайнего феминизма, продолжающее либерастические ювенальные традиции и прямо направленное на уничтожение российской семьи. Жена получает полное всевластие в семье на основе, по существу, официального права на шантаж. А муж превращается в бесправное и почти бесполое существо. Кстати, согласно охранному ордеру, жена вправе рассматривать желание мужа вступить с ней в близость как сексуальное домогательство – со всеми вытекающими для мужа правовыми последствиями. Интересно, что обратный вариант – то есть, когда муж подвергается домашнему насилию со стороны жены – практически вовсе не рассматривается, хотя официально как бы предусмотрен. А ведь таких случаев тоже немало, тем более, что нынешние представители сильного пола действительно в значительной мере утратили свою мужскую энергетику. Но даже если жена огреет мужа утюгом и он напишет на неё заявление, то суд скорее всего окажется на её стороне, ибо она, потупив глазки, скажет: «я защищалась, потому, что он кинулся на меня с топором». А уж словесные угрозы жены вряд ли вообще будут серьёзно рассматриваться в суде. 

     Одним словом, закон об охранном ордере – это закон, дающий «ордер» жене на уничтожение мужа и собственной семьи. Надеюсь, что русские женщины, которые всегда любили своих мужей – со всеми их недостатками, никогда, в массе своей, этим «ордером» не воспользуются. А мы должны делать всё возможное, чтобы этот феминистский лукавый законопроект, предполагающий окончательное уничтожение нашей семьи, не прошёл.

Священник Александр Шумский, публицист

Самые читаемые

5 Недавно добавленных

Список имен


Strict Standards: Non-static method modJoesWordCloudHelper::getModuleContent() should not be called statically in /home/shumsky/domains/shumskiy.su/public_html/modules/mod_joeswordcloud/mod_joeswordcloud.php on line 18

Комментарии

Хотите получать уведомления о новых статьях на e-mail?