О статье Олега Платонова «Самое тягчайшее преступление всемирной истории».

     Прочитал на РНЛ статью известного экономиста, демографа, писателя, директора Института Русской Цивилизации, главного редактора газеты «Русский вестник» Олега Анатольевича Платонова под названием «Самое тягчайшее преступление всемирной истории». И, признаться, был сильно удивлён. Я, как и все православные, всегда полагал, что самым тягчайшим преступлением всемирной истории было убийство Богочеловека, Господа нашего Иисуса Христа. Но из статьи Олега Анатольевича следует, что самым тягчайшим преступлением всемирной истории является убийство царя Николая II-го и его семьи. Статья начинается со слов: «Убийство Царя Николая II и его семьи – самое тягчайшее преступление во всемирной христианской истории». Конечно, Олег Анатольевич может мне возразить, сказав примерно следующее: «Но я же уточнил, что речь идёт о всемирной христианской истории!» Но тогда почему нет этого уточнения «христианской» в названии статьи? Ведь название – это самая суть любого печатного материала. Получается некая двусмысленность, сбивающая с мысли и путающая читателя. И попутно возникает вопрос: а когда именно начинается христианская история? По моему мнению, зримая для всего мира христианская история начинается с Распятия Иисуса Христа и Его Воскресения. А сокровенная от большинства Его современников христианская история начинается от Рождества Христова. Не так ли, уважаемый Олег Анатольевич? 

     Далее. Олег Платонов очень хорошо и правильно пишет о значении царской власти вообще, об отношении к царю русского народа, выразившейся во множестве пословиц, которые обильно приводятся автором в статье. Это чрезвычайно интересно и познавательно. Но далее, когда он переходит непосредственно к личности царя Николая II-го, у меня вновь возникают недоуменные вопросы. Автор пишет: «Перед своим падением великая Русская цивилизация, Святая Русь, явила человечеству две духовно идеальные личности – Царя Николая II и святого праведника (так – у Платонова, хотя надо бы написать не «праведника», а «праведного» – А.Ш.) Иоанна Кронштадтского, воплотивших в себе все лучшие духовные черты Русской цивилизации». Но вот что удивительно: сам святой праведный Иоанн Кронштадтский весьма критично относился к правлению Николая II-го, что нашло отражение в его дневниках (особенно – в предсмертном дневнике 1908 года). Вот что содержит в себе запись за 10-е октября: «Господи, вразуми студентов; вразуми власти; дай им правду Твою и силу Твою, державу Твою. Господи, да воспрянет спящий царь, переставший действовать властью своею; дай ему мужество, мудрость, дальновидность. Господи, мир в смятении; диавол торжествует, правда поругана. Восстань, Господи, в помощь Церкви Святой. Аминь». Возможно, что Олег Анатольевич не знает этой оценки святого праведного Иоанна Кронштадтского, хотя это маловероятно. Если знает – зачем замалчивает? Чтобы создать идиллическую картину взаимоотношений двух святых? Но ведь «глянец» не углубляет понимания реальной истории. Причём, из цитаты видно, что святой праведный Иоанн любит Николая II-го, но тем не менее с болью свидетельствует о недостатках его правления. А ведь святой праведный Иоанн Кронштадтский был лично знаком как с самим святым страстотерпцем Николаем II-м, так и с отцом его, Александром III-м. Поэтому меня весьма удивляют многие нынешние монархисты, которые не желают признавать никаких недостатков во внутренней и внешней политике императора Николая II-го. Он у них – и великий политик, и великий полководец, и т.д. И когда им возражаешь – они начинают смотреть на тебя почти как на врага. Психология таких монархистов мало чем отличается от психологии убеждённых коммунистов советского времени, когда нельзя было произнести ни единого слова критики в адрес действующего вождя. Вспоминаю свою недавнюю беседу с одним из таких монархистов. Я привёл ему вышеупомянутое высказывание святого праведного Иоанна Кронштадтского о царе Николае II-м. На это он мне ответил: «Ну, что же, все ошибаются, даже великие святые!». Я, в свою очередь, высказал убеждённость, что если бы Иоанн Кронштадтский дал противоположную оценку деятельности царя Николая, совпадающую с оценкой моего собеседника, тот цитировал бы её на каждом шагу. А так получается, что, мол, если оценка святого не совпадает с моей, значит, неправ не я, а этот святой. Ну, не смешно ли?

     Но вернёмся к статье Платонова. Несколько, на мой взгляд, увлекшись пословицами, Олег Анатольевич пишет: «Да и вообще слово “Царь” выражает принцип высшего совершенства. Отсюда – “Царь-колокол”, “Царь-пушка”, “Царь-девица”, “Царь-земля”». Но вот ведь незадача: Царь-колокол не мог звонить, а Царь-пушка не могла стрелять… – огромные изделия, сделанные неправильно, впечатляющие, но совершенно бесполезные. А что касается Царь-девицы, то я таких, слава Богу, пока ещё не встречал. И вот ещё один настораживающий момент. Олег Платонов пишет: «Русская православная мысль конца XIX – начала XX века продолжает твердо держаться убеждения, что невозможно православным христианам иметь Церковь, не имея Царя». Но ведь это же неверно: само существование Православной Церкви не может зависеть ни от какой формы власти. Церковь может существовать даже при полном земном безначалии. Например, в Греции, находившейся под османским игом, не было никакого царя. Или у нас – в СССР и в России – тоже не было и до сих пор нет царя. Однако, как греческая, так и русская Церкви существовали и продолжают существовать.

     Но больше всего в статье Олега Анатольевича меня удивили следующие слова: «В целом русская духовная мысль все более глубоко обосновывает главную формулу Русской цивилизации, выражающуюся в святой триединой соборности: Самодержавие – Православие – Народность. В ней нет ничего случайного. Каждый элемент “выстрадан, вымолен, выпрошен у Бога”». Но как же так получается, уважаемый Олег Анатольевич, что в Вашей триаде Самодержавие оказалось на первом месте, а Православие – на втором?.. И при этом Вы констатируете, что здесь не может быть «ничего случайного» и «каждый элемент» – на своём месте… Но ведь любой школьник знает, что святая триединая Соборность выглядит следующим образом: «Православие – Самодержавие – Народность». А отсюда – слова: «За Веру, Царя и Отечество!». По Вашей же формуле надо восклицать: «За Царя, Веру и Отечество!». А ведь даже ухо режет неправильность расположения этих слов… В триаде «Православие – Самодержавие – Народность» всё – на своих, надлежащих, местах. Православие, то есть, Царь Небесный, благословляет Самодержавие, то есть, земного царя, который, в свою очередь, управляет народом. Если же Самодержавие переходит на первое место, значит, царь земной становится выше Царя Небесного, и вообще вся триада распадается и теряет всякий смысл. Триада «Православие – Самодержавие – Народность» – Богочеловеческая. А триада «Самодержавие – Православие – Народность» – человекобожеская. И вот здесь и обнаруживается основа для ереси «царебожия». У нас уже есть т.н. «Царская Православная Церковь», которую возглавляет «царебожник» лжеепископ Александр Иванников, бывший священник. Я убеждён, что Олег Анатольевич Платонов – серьёзный учёный. Хочется надеяться, что он просто увлёкся и не заметил некоторых ошибок. Ничего страшного я здесь не вижу, просто честный учёный должен вовремя исправлять свои ошибки.

священник Александр Шумский, публицист

Самые читаемые

5 Недавно добавленных

Комментарии

Хотите получать уведомления о новых статьях на e-mail?