Причин появления непредсказуемых подростков, расстреливающих и взрывающих своих сверстников и учителей, – много, и о них уже было предостаточно сказано в ряде статей в СМИ. Судя по всему, подобные трагедии будут повторяться. Важнейшую причину подросткового терроризма обозначил наш президент Владимир Путин. Это – глобализм. Действительно, глобализм, подобно раковой опухоли, стремится захватить все сферы жизни различных стран и народов. Прежде всего, идеологи глобализма озабочены искоренением традиционализма во всех его аспектах – религиозном, государственном, культурном, идеологическом, экономическом, политическом, воспитательном, и т.д. В этой связи я хотел бы более подробно остановиться на проявлениях глобализма в сфере обучения и воспитания подрастающего поколения, а особенно – в системе школьного образования.

     Грубейшей ошибкой (если не сказать – преступной), совершённой в постсоветский период, было практически полное уничтожение внутри системы школьного обучения и воспитания структуры специальных учебных заведений для детей с теми или иными отклонениями в развитии. В этой связи необходимо дать историческую справку. В 1929г. был создан Экспериментальный дефектологический институт (ЭДИ). С 1934 по 1943 годы действовал  Научно-практический институт специальных школ и детских домов Наркомпроса РСФСР. С 1943 по 1992 годы дефектологическую науку возглавлял НИИ дефектологии АПН РСФСР. Попутно следует заметить, что советское государство проявляло заботу об аномальных детях в самые критические моменты своего существования. В НИИ дефектологии была создана потрясающая научная и экспериментальная база, охватывавшая детей со всеми возможными дефектами развития. Соответственно, по всей стране была сформирована структура специальных учебных заведений. При НИИ дефектологии существовали различные курсы повышения квалификации для учителей специальных учебных заведений. Систематически проводились различные конференции и симпозиумы, на которые съезжались учёные и педагоги со всех просторов нашей необъятной Родины. В НИИ дефектологии стояли очереди из иностранных специалистов, желавших получить бесценный опыт для своей деятельности. Это и не удивительно, потому что в странах Запада ничего подобного нашей дефектологической системе создать так и не сумели. Но вот наступила перестройка-катастройка. Либералы, как навозные мухи, засидевшие советскую педагогику ещё с советских времён, получили полный карт-бланш и начали форсированно навязывать российской школе западную (прежде всего – американскую) систему «толерантного» обучения. И в 1992г. великий НИИ дефектологии был упразднён, а вместо него был создан т.н. Институт коррекционной педагогики РАО (Российской академии образования). С чем это сравнить? – Представьте себе, что ОКБ Сухого, где проектируют новейшие боевые самолёты, заменяют кружком авиамоделирования или даже дельтапланеризма. Или институт высшей математики – кружком арифметики. 

     Что ликвидация дефектологии и замена её коррекционной педагогикой означали на практике? – Это означало следующее: деление детей на «нормальных» и «с отклонениями в развитии» признавалось реформаторами некорректным, так как, по их мнению, унижало личность человека, его достоинство, гражданские права, и т.д., и т.п. Поэтому специальные школы, в которых обучались аномальные дети, стали больше не нужны. Все дети, имевшие те или иные дефекты в развитии, должны были отныне обучаться в обычных школах, в специально организованных для них условиях (т.н. инклюзивное обучение). И во что же в итоге выродилась вся эта преступная либеральная педагогическая реформа? Диагнозы поступающих в массовую школу аномальных детей (прежде всего – с отклонениями в психическом развитии) – не расшифровываются. Директору школы даётся шифр, в котором сказано, что ребёнок нуждается в создании специальных условий, – и больше никакой информации. И ни руководство школы, ни учителя не имеют права настаивать на раскрытии шифра. Кстати, теперь учителям нельзя использовать термин «аномальный ребёнок», тем более «дефективный», это – «не толерантно». Теперь можно употреблять только термин «ребёнок с девиантным  (то есть, отклоняющимся от нормы – А.Ш.) поведением», или «с ОВЗ» – то есть, «с ограниченными возможностями здоровья». И если среди нормальных школьников вдруг обнаруживается ребёнок с отклонениями от нормы, то руководство школы не имеет права самостоятельно направить такого ученика на специальное обследование. Можно лишь попробовать уговорить родителей пойти навстречу школе. Но даже и это – опасно, поскольку весьма велика вероятность того, что разгневанный родитель (мол, как Вы посмели заподозрить моего ребёнка в ненормальности!) тут же настрочит на школу донос в высшие инстанции, в котором обвинит руководство и педагогов в «преследовании» его отпрыска (кстати, в наше либеральное время массовое доносительство по объёму уже давно превысило доносительство, имевшее место в 30-е годы прошлого века). Для ряда детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) и отклонениями в развитии в школе предусмотрен т.н. «индивидуальный маршрут», то есть, отдельные занятия с различными педагогами. Но в случае, если у аномального ученика/ученицы возникает конфликт с педагогом, родители вправе потребовать от руководства школы, чтобы их ребёнка перевели с «индивидуального маршрута» в общую группу здоровых учащихся. И в любой такой конфликтной ситуации виноват будет только педагог. А если папа или мама такого ученика к тому же окажутся ещё и влиятельными людьми, то педагог вообще может лишиться работы.

     Сегодня массовая школа пребывает в униженном, «пасыночном» состоянии. Учитель нынче – абсолютно бесправное существо, его может «пнуть» любой, кто захочет, – от родителя до ученика, что было абсолютно исключено в советской школе, где презумпция невиновности всегда была у учителя. Я уж не говорю о том – каким бесконечным департаментским проверкам, выматывающим у педагогов все нервы, подвергаются нынешние школы и педагогический состав. Нескончаемые идиотские отчёты, бессонные ночи – и никакой благодарности – вот ныне будни обычного школьного учителя. Современная массовая школа лишена возможности полноценно контролировать поведение детей с отклонениями в психическом развитии. Школа может лишь реагировать на уже совершившийся факт, но не в состоянии проводить превентивные меры по предотвращению трагических последствий поведения таких детей. Вот несколько примеров из повседневной жизни одной из московских школ (номер школы и имена учителей я, по известным причинам, приводить не буду, но за подлинность примеров – ручаюсь): Сидит за партой ученик с девиантным поведением, но обучающийся в общей группе, и покачивается в разные стороны. Классный руководитель спрашивает его: «Что с тобой происходит?». Ученик спокойно, без всяких эмоций, отвечает: «Я хочу русичку убить – надоела… (дальше идёт нецензурное слово). А другой такой ученик признался, что хочет убить свою мать. Или ученица с ужасом сообщает школьному психологу, что к ней подошёл ученик с отклонениями в развитии, достал нож и сказал, что очень хочет порезать ей лицо. Психолог потребовал у мальчика нож, а тот сказал, что никакого ножа у него нет, – и всё. А обыскивать такого ребёнка учитель не имеет права. Или такой случай: старшеклассник с аномальным поведением сообщает по интернету своей однокласснице, что хочет расстрелять весь класс, но потом добавляет: «я пошутил». Это было ещё до «керченского стрелка», и слава Богу, что пока в этой школе ничего не произошло (но если произойдёт – то будет виновата бесправная школа, а не те, кто выстроил эту аномальную антисистему). У другого же старшеклассника с девиантным поведением успели отобрать два тесака, которыми он размахивал перед носами своих одноклассников, но последующая экспертиза не признала эти тесаки холодным оружием, поскольку они были приобретены в сувенирном магазине. И это – несмотря на то, что убить ими человека было бы столь же просто, как и бандитской заточкой или охотничьим ножом. Интересно – что же должно произойти для того, чтобы этот преступный «закон о сувенирном ноже» был отменён? Наверное, нужно, чтобы такой «сувенир» всадили на школьной перемене в тело какого-нибудь отпрыска большого думского или федерального дяди (или тёти)?! 

     Уверяю вас, что в каждой массовой школе, где обучаются дети с девиантным поведением, подобные вещи происходят регулярно. Но ведь количество рано или поздно переходит в качество! Необходимо понимать, что в массовой школе неизбежен конфликт между нормальными и аномальными детьми. Никакого вхождения в социум у девиантных детей в массовой школе не происходит и происходить не может: природу не обманешь. Ясно одно – что в массовой школе, где совместно обучаются нормальные и аномальные дети, создаётся благоприятная среда для вызревания подросткового терроризма. В системе специальных школ, существовавшей в СССР, такая опасность практически не существовала или была минимальной, поскольку каждый аномальный ребёнок находился под специальным контролем профессионалов. Кроме того, у детей с отклонениями в развитии в таких специальных школах не возникал комплекс неполноценности, поскольку все они находились в идентичной среде. 

     Безусловно, причин развития подросткового терроризма много, в частности – духовная. Например, подвижник благочестия нашего времени, преподобный Паисий Святогорец говорил, что появляется всё больше бесноватых детей. И вот последняя страшная новость: подросток, совершивший чудовищное преступление в Керчи, оказывается, предварительно сжёг Библию. Кстати, дети с отклонениями в психическом развитии часто тяготеют к увлечению сатанизмом. Остальные причины уже были названы другими авторами. И я, конечно, не считаю, что наличие системы специальных школ – панацея от подросткового терроризма. Но во всяком случае, восстановление такой системы уж точно способствовало бы оздоровлению ситуации.

     P.S.: Либералы, обрушившие советскую систему (в частности – систему образования) из-за того, что она полагала предел их своеволию, получили взамен полный беспредел, и скоро их начнут убивать, как в провидческом романе Стивена Кинга «Дети кукурузы», их же собственные дети. Но, к сожалению, их – не исправить. Они так же упорно и тупо будут проводить свои «сходняки» на Проспекте Сахарова и обвинять во всём Сталина и Путина.

священник Александр Шумский, публицист

 

Самые читаемые

5 Недавно добавленных

Комментарии

Хотите получать уведомления о новых статьях на e-mail?