Все произведения

Хрен редьки не слаще

     Только что прочитал на РНЛ статью Исраэля Шамира (называется: «Ставленники западных спецслужб захватили треть мест в местных советах»), в которой уважаемый журналист выражает крайнюю обеспокоенность победой либеральных партий («Гудков-Кац-Яблоко») на муниципальных выборах в Москве и полным провалом партий КПРФ и ЛДПР. Действительно, неожиданно создалась зловещая ситуация, похожая на то, что произошло в 1991-м году. Причём, насколько я понимаю, такой выборной метаморфозы никто не ожидал. Совершенно прав Исраэль Шамир, вопрошающий: «Куда смотрит ФСБ?» Ведь очевидно, что все эти «яблочники» – прямая, как говорит Шамир, американская креатура. Он справедливо приводит пример США, которые, защищая свою политическую систему, неутомимо ищут «русский след» в недавних президентских выборах. Шамир больше всего обеспокоен тем, что если политический процесс и дальше пойдёт в «яблочном» направлении, то, в конце концов, неизбежен въезд в Кремль Ходорковского «на белом джипе». 

     Трудно не согласиться с озабоченностью Исраэля Шамира. Все прекрасно понимают, что Ходорковский приложил руку к результатам недавних муниципальных выборов в Москве. Израильский журналист с тревогой призывает искать спасительный выход. Но что же именно он нам предлагает?! Вот его слова: «Да, происходит крах политической системы. Коммунисты и жириновцы мышей не ловят… Послать немедленно в отставку Геннадия Зюганова… выбрать новых лидеров… вроде Сергея Шаргунова, или Сергея Удальцова, или Константина Сёмина, и бороться за народное мнение. Иначе корабль России уйдет круто вправо, лишенный своей левой составляющей». Честно говоря, прочитав эти слова Шамира, я остолбенел от удивления. Не знаю, что и думать. Хотел бы подобную рецептуру господина Шамира объяснить его непониманием российской внутренней политики. Он ведь и сам в начале своей статьи признаётся: «Я практически не интересуюсь русской внутренней политикой (в отличие от внешней)…». Но если не интересуешься, то и не давай, мягко говоря, сомнительных политических рецептов. Он предлагает сместить Геннадия Зюганова и заменить его Сергеем Шаргуновым, Сергеем Удальцовым и Константином Сёминым. При всех своих недостатках, Геннадий Андреевич – всё же настоящий опытный политик, не склонный к радикальным действиям. Он способен и на компромиссы, что особенно важно в нашей неустойчивой ситуации. Удальцов же и Сёмин – типичные представители политического радикализма троцкистского типа. Они спят и видят новую революцию в России. Эти ребятишки весьма напоминают нигилистов из романа Достоевского «Бесы». Что касается Сергея Шаргунова, то этот молодой человек пока ещё находится в мировоззренческом поиске. Сначала он был либералом, потом стал «праветь» и попал к коммунистам. До конца не понятно его отношение к Русской Православной Церкви. Кстати, Удальцов и Сёмин занимают ярко выраженную антицерковную позицию. Так куда же мы с такими ребятами приедем, господин Шамир? Не знаете? – Так я Вам скажу: прямо в объятия к Михаилу Ходорковскому, который с успехом использует их в качестве тарана против «путинско-кремлёвских» стен. И вот уж потом действительно въедет через Спасские ворота на белом джипе. 

     P.S.: Дорогой Исраэль! Я посоветовал бы Вам анализировать в первую очередь внешнюю политику России. Или, в крайнем случае, внутреннюю политику Израиля. Вам не нравятся миллионеры. Мне они тоже не по душе. Но ещё больше я не хочу оказаться под властью нигилистов.

Священник Александр Шумский, публицист

Add a comment

Россия – страна тотальной матерщины

     Накануне 1-го сентября невольно задумываешься о состоянии нашего школьного и вузовского образования, о педагогах, учителях, преподавателях и, конечно, о наших детях, заполняющих в этот день школьные классы и студенческие аудитории. Великий Ушинский говорил, что для того, чтобы воспитывать и обучать молодого человека во всех отношениях, необходимо прежде всего изучить его во всех отношениях. Возникают вопросы: Насколько мы, родители и педагоги, знаем наших детей (ведь они во многом очень непохожи на детей советского времени)? Насколько серьёзно и системно современные педагоги и психологи исследуют главные предметы своей работы – детей, подростков, юношей и девушек? И главное – с каких духовно-нравственных позиций исследуют? Учитывая, что нынче отечественная наука в целом находится в упадке, нет оснований полагать, что педагогика и психология (особенно – возрастная) процветают. И, безусловно, педагогика и психология в советский период, несмотря на идеологические издержки, находились на качественно более высоком уровне, чем нынешние. 

     Я сам заканчивал исторический факультет МГПИ имени Ленина, долгое время преподавал в школе и работал в системе образования. И сравнивая уровень профессиональной подготовки образовательных кадров советского времени с нынешним, с полной определённостью могу засвидетельствовать очевидные преимущества первого. Приведу лишь один пример: многие десятилетия в СССР развивалась наука дефектология, изучающая детей с различными дефектами развития: умственная отсталость, нарушение слуха и речи, зрения, опорно-двигательного аппарата, различные комплексные дефекты и тому подобное. Советская дефектология достигла невероятных успехов. Был создан уникальный НИИ дефектологии со множеством лабораторий. Там трудились выдающиеся учёные и педагоги. НИИ дефектологии  являлся системным сплавом теории и практики. При этом институте были созданы уникальные экспериментальные школы. Тысячи больных детей получили здесь неоценимую помощь. НИИ дефектологии  несомненно  являлся в ту пору лучшим в мире среди подобных научных центров – это было всеобщее мнение.  Со всех концов света в этот институт съезжались специалисты, чтобы получить бесценный опыт и поучиться у наших дефектологов. Но вот пришла либеральная революция 90-х годов. НИИ дефектологии возглавили бездарные временщики-реформаторы, которые с большевистским азартом начали уничтожать всё, что было сделано до них. Само слово «дефектология» либеральные временщики сочли неполиткорректным, поскольку оно, по их мнению, указывало на неполноценность ребёнка и тем самым унижало его личность. НИИ дефектологии  был упразднён и превратился в институт коррекционной педагогики. С чем можно сравнить это научно-нравственное преступление? Представьте, что какой-нибудь НИИ высшей математики переименовали бы в институт арифметики или таблицы умножения. И нет больше уникальной науки дефектологии. Теперь вместо неё – ублюдочная коррекционная педагогика, сляпанная по западным толерантно-либерастическим лекалам. Подобное в «лихие девяностые» совершилось во всей отечественной науке. 

     И в советское время в педагогической области существовало сплочённое либеральное ядро, но всё-таки оно уравновешивалось традиционалистским ядром. Тогда существовал своего рода паритет между либералами и патриотами. Но с начала горбачёвских и ельцинских реформ этот паритет был резко нарушен, и в педагогику тучей ринулась либерально-русофобская саранча, пожиравшая на своём пути все добрые злаки. И сегодня от советского педагогического наследия почти ничего не осталось. Вместо этого – мерзость запустения в виде экскрементов либерастической саранчи. 

     Лишь в самое последнее время, в связи с обозначившейся патриотической позицией верховной власти, появилась робкая надежда на позитивные изменения в образовательной сфере. Но надежда – это всего лишь надежда. В области педагогики либеральная революция 90-х годов уничтожила все каноны, все правила, все табу, да и само понятие нормы. Фактически в школах было упразднено само понятие «воспитание». Вместо него вводилось понятие «успешность» и внедрялся слоган «бери от жизни всё!». Естественно, в этой связи приходит на ум главная воспитательная идея Константина Ушинского, гласящая, что человек тем свободнее, чем больше он может сам себе запретить. Ушинский подчёркивал, что воспитание ребёнка должно основываться на выработке умения запрещать самому себе, а не потакать своим прихотям и желаниям. Собственно, на этой фундаментальной христианской идее основывалась и советская педагогика, начиная примерно с 1934-го года. Именно эта идея в годы либеральной революции 90-х подвергалась наибольшему осмеянию и ошельмовыванию со стороны захвативших педагогику и образование русофобов и антисоветчиков. Вместо идей Ушинского отныне начали господствовать идеи доктора Спока, сущность которых сводилась к тому, что ребёнку надо разрешать всё. Вместо свободы во Христе – своеволие во диаволе. Ненормативность во всём провозглашалась отныне главной либеральной нормой. Теперь любое посягательство на ненормативность со стороны традиционалистов воспринимается как самое страшное преступление. Фильм «Матильда» и дело режиссёра Серебренникова – яркие тому подтверждения. 

     Одним из самых страшных последствий либерализации российского общества является разложение и уничтожение русского языка. Особенно ужасает тотальное наступление ненормативной лексики. Матерщина стала нормой разговорной речи почти всех – от мала до велика. И повинна в этом прежде всего русофобская антихристианская педагогика, упразднившая нравственное воспитание и внедряющая в сознание ребёнка старую нигилистическую идею «всё дозволено» и новую её формулировку «бери от жизни всё!». Сейчас матом не просто ругаются – на нём разговаривают. Послушайте, как переговариваются между собой стайки детей и подростков, как общаются друг с другом молодые мамочки, пока их дети делают куличики в песочнице – у вас волосы дыбом встанут. Я уже не говорю о мужчинах. Скажут: и в советское время матерились! Да, но тогда матерщинники знали, что матом ругаться запрещено, они понимали, что делают плохо, нарушают общественную и нравственную нормы. Даже школьные хулиганы в советское время не позволяли себе ругаться при девочках. Тогда открыто матом ругались только перепившие мужики у пивных, да и то более трезвые из них ставили их на место. В советское время на улице и в общественных местах вы мата почти не слышали. Сегодня же, идя по людной московской улице, вы буквально продираетесь сквозь густую матерную словесную чащобу. На днях я сделал группе матерящихся подростков обоего пола замечание. Они вообще не поняли, что я им сказал и посмотрели на меня, как на инопланетянина. Между прочим, в Красной армии во время гражданской войны было запрещено ругаться матом, а в Белой – нет. Может быть, здесь кроется одна из причин поражения последней. Раковая опухоль мата съедает Россию и русский народ и главное – съедает души наших детей. Гоголь писал, что самый большой дар человеку от Бога – это слово. Каковы произносимые тобой слова, такова и твоя душа. Лучше уж быть вовсе бессловесным, чем матерщинником.

     Каждый год в России организуются Крестные ходы, посвящённые трезвости. Это чрезвычайно ценно. Но, наверное, не менее ценным было бы организвать Крестный ход, посвящённый борьбе со сквернословием. Надо написать в своём сердце слова апостола Иакова (3:6): «И язык – огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело и воспламеняет круг жизни, будучи сам воспламеняем от геенны».

  

     P.S.: Православная державность, за которую мы все вместе боремся, несовместима с матерной бранью.

священник Александр Шумский, кандидат педагогических наук, публицист

Add a comment

Зачем Кадыров обратился к Мединскому?

     Большинство православных патриотов – в восторге от недавнего выступления руководителя Чечни Рамзана Кадырова против проката в российских кинотеатрах кощунственного художественного фильма «Матильда» режиссёра Алексея Учителя. И действительно – как не радоваться, когда нас, православных патриотов, в нашей упорной и тяжёлой борьбе с поругателями наших святынь поддерживает столь уважаемый и авторитетный человек, руководящий важнейшим регионом страны? 

Add a comment

Подробнее: Зачем Кадыров обратился к Мединскому?

«Царская» тема и революция

      В любой борьбе есть две неразрывно связанные стороны – стратегия и тактика. Стратегия определяется прежде всего целью, которой хотят достичь в борьбе. А тактика – это те приёмы и методы, при помощи которых цель достигается. При смутной стратегии тактика превращается в набор судорожных движений в разные стороны и ни к чему позитивному привести не может. Но также и при неправильно выбранной тактике самая благая и ясная стратегическая цель не только не достигается, но это может даже привести к результату, прямо противоположному тому, который был изначально предполагаем задуманной стратегией. Как говорится, можно начать за здравие, а кончить за упокой.

Add a comment

Подробнее: «Царская» тема и революция

Возможна ли в России очередная революция?

     Великий мыслитель, филолог и историк Вадим Валерианович Кожинов утверждал, что все «…великие революции совершаются не от слабости, а от силы, не от недостаточности, а от избытка. Английская революция 1640-х годов разразилась вскоре после того, как страна стала “владычицей морей”, закрепилась в мире от Индии до Америки... Франция к концу ХVIII века была общепризнанным центром всей европейской цивилизации… Было бы абсурдно, если бы в России дело обстояло противоположным образом». Далее Вадим Кожинов приводит различные данные, которые убедительнейшим образом свидетельствуют о том, что Россия накануне февраля 1917г. находилась на подъёме во всех отношениях. 

Add a comment

Подробнее: Возможна ли в России очередная революция?

Самые читаемые

5 Недавно добавленных

Комментарии

Хотите получать уведомления о новых статьях на e-mail?