Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

     Великий мыслитель, филолог и историк Вадим Валерианович Кожинов утверждал, что все «…великие революции совершаются не от слабости, а от силы, не от недостаточности, а от избытка. Английская революция 1640-х годов разразилась вскоре после того, как страна стала “владычицей морей”, закрепилась в мире от Индии до Америки... Франция к концу ХVIII века была общепризнанным центром всей европейской цивилизации… Было бы абсурдно, если бы в России дело обстояло противоположным образом». Далее Вадим Кожинов приводит различные данные, которые убедительнейшим образом свидетельствуют о том, что Россия накануне февраля 1917г. находилась на подъёме во всех отношениях. 

     Исходя из концепции Вадима Кожинова, интересно было бы рассмотреть крах и распад СССР, в результате которого к власти пришли либералы-«ельциноиды», а также оценить нынешнее положение дел в России. Во-первых, зададимся вопросом – правомерно ли считать  развал СССР революцией? На этот вопрос сегодня отвечают по-разному. Лично я убеждён, что крах СССР – это самая настоящая революция, по масштабу, глубине и трагичности ничем не уступающая Февралю 1917-го года. Но тогда возникает следующий вопрос: был ли СССР накануне своей гибели на подъёме во всех отношениях? На этот вопрос, как мне представляется, возможен лишь один ответ: не был. Более того, СССР накануне своего краха напоминал изношенную конструкцию, трещавшую по швам, и не столько в отношении экономическом (хотя и здесь подъёма не было), сколько в политическом и моральном. И ничего не получилось бы у беловежских разбойников, подписавших акт о распаде великой державы, если бы не было объективных предпосылок.

     Вадим Кожинов совершенно прав, когда говорит, что революция не совершается на дне социально-экономической ямы, когда людям приходится в буквальном смысле физически выживать. В моменты, когда думаешь, где достать кусок хлеба и горсть крупы для ребёнка – не до революций. Но, вместе с тем, стране не обязательно находиться на великом подъёме для того, чтобы произошла революция. Можно ли, например, утверждать, что США сегодня находятся на стадии подъёма? – Полагаю, что нет. Скорее всего, эта супердержава всё более начинает напоминать СССР накануне краха. Но именно сейчас, по мнению многих аналитиков, Америка наиболее близко подошла к своему революционному потрясению. Такое впечатление, что Штаты существуют уже по инерции. Ни новых идей, ни новых возможностей у них не наблюдается. Они сейчас, как и СССР в своё время, – настоящая «проржавевшая конструкция». Поэтому США стремятся к «Большой войне», чтобы предотвратить революционный крах своей системы. Надежды некоторых моих соотечественников на Трампа абсурдны: он ничего не решает – в действие уже вовсю вступили законы больших величин. 

     Но для нас сейчас самое главное – понять, что же сегодня происходит в России, близка ли и возможна ли очередная революция в нашей стране. Можно ли утверждать, что нынешняя Россия находится в стадии подъёма? – Смотря какой временной интервал брать. После катастрофы «лихих девяностых» наша страна, безусловно, поднялась. Но всё же беспрерывные сравнения в этом плане с 90-ми годами прошлого века, на мой взгляд, не являются уже достаточным аргументом и объективным критерием. В начале 2000-х, вроде бы, наблюдалась динамика роста – росли доходы населения, улучшалось качество жизни и т.д. Вместе с тем, темпы роста производства (прежде всего – в тяжёлой промышленности) в последние годы значительно замедляются. Реальные доходы населения и качество жизни стали снижаться. Это невозможно оспорить. Даже официальная статистика говорит о том, что за последний год еще два миллиона человек оказались за «официальной» чертой бедности. На самом же деле - гораздо больше. Каждый простой гражданин, каждая простая домохозяйка видят, насколько быстро пустеют их закрома. Сотни тысяч людей вынуждены отказываться от того, к чему уже успели привыкнуть в первые годы ХХI века. Многие уже не в состоянии обеспечить себе хороший отпуск, вынуждены продавать автомобили и дома, чтобы расплатиться с долгами и кредитами. Мелкие и средние бизнесмены разоряются «пачками» (особенно это заметно в Москве). С ними действуют в чисто мафиозном духе: приходят ребята и, от имени власти, делают им предложения, от которых те не могут отказаться. Идет процесс выдавливания мелких предприятий крупными. Реальная инфляция не снижается, как об этом заявляют чиновники, а растёт в геометрической прогрессии. Как это может быть? – А очень просто: на официальном уровне считают точно таким же образом, как и в сказке Джанни Родари «Джельсомино в Стране Лгунов». На основные продукты питания и услуги цены стремительно растут. Зато на предметы роскоши, как то – дорогие яхты, суперэлитное жильё, драгоценности, дорогую одежду и т.п. цены падают. Официальная статистика всё это усредняет только ей одной ведомым способом – и получается «снижение инфляции». Отдельно можно сказать о так называемой «потребительской корзине». Если посмотреть, из каких продуктов и услуг она состоит, можно сказать только одно - это «корзина смерти». Реальному человеку невозможно выжить, потребляя эту «корзину». Сказать, что это – издевательство над простым гражданином, значит – ничего не сказать. При этом, по недавним данным ВЦИОМ, в 2017 году наблюдается рост социального оптимизма у российских граждан по сравнению с 2015-2016 годами. Не знаю, каких именно граждан опрашивали специалисты из ВЦИОМ. Может быть, Чубайса, но уж точно не моего соседа по даче, который в этом году не смог поехать с семьёй в свой привычный отпуск на юг и вынужден был взять большой кредит, чтобы просто свести концы с концами, тем самым залезая в долговой «тришкин кафтан». Вот это залезание в «тришкин кафтан», постоянно рвущийся в самых разных местах, огромных масс людей, безусловно, создаёт предпосылки для широкого и глубокого социального недовольства. Те люди, которые пока не стали ещё нищими, уже потеряли многое из того, к чему привыкли. И при этом нет никаких надежд на улучшение положения. Из такой именно ситуации и может вырасти революция. Экономика по-прежнему продолжает оставаться в стадии стагнации. Вместо тяжёлой промышленности нам талдычат о каких-то нанотехнологиях, в которых мы – чуть ли не первые в мире. Я не верю господину Чубайсу. Сейчас гуляет такой анекдот: Приходит Анатолий Борисович на приём к Владимиру Путину и говорит: «Мы создали нанотанк». Путин спрашивает: «И где же он?». Чубайс показывает пустую ладонь и говорит: «Этот танк стоит 100 000 000 рублей». Потом переворачивает ладонь вниз и добавляет: «Ой, танк упал. Теперь, Владимир Владимирович, нужны 100 000 000 рублей на создание нановертолёта, чтобы танк найти». Но, слава Богу, у нас есть и настоящие самолёты, и настоящие танки, и настоящие подводные лодки. В области военной и внешнеполитической в России – несомненный подъём, за что низкий поклон нашему национальному лидеру Владимиру Путину. Его заслугу в отстаивании российского суверенитета невозможно переоценить. А что стоит только один Крым!..

     Коснусь ещё и темы церковной. Что бы ни говорили злые либеральные языки, в России за последние 30 лет происходил и продолжает происходить религиозный подъём. Это, конечно, радует. Но в данной ситуации очень важно не допускать шагов, которые могли бы привести к нестроению и тем более к расколу нашей церковной жизни, от состояния которой в очень большой степени зависит – произойдёт ли новая революция в России или нет. И здесь я всё-таки осмелюсь высказать своё мнение. Для меня очевидно, что официальное признание подлинности Царских мощей, продвигаемое изначально такими безбожными персонажами как Гелий Рябов и Борис Немцов, вызовет у подавляющего большинства консервативно настроенных православных (а это – большинство всех верующих) однозначное неприятие. И стоит ли так рисковать? Очевидно, что от признания подлинности этих мощей прочнее церковный мир не станет, а вот «треснуть» он может. Трещина ли появится в нашем церковном обществе или раскол, сейчас никто предсказать не в состоянии. Но лучше точно не станет. Так для чего же, повторяю, такой риск, кому это надо? – я не понимаю. Самым мудрым решением было бы, на мой взгляд и на взгляд десятков моих друзей и близких, отложить решение этого вопроса на неопределённый срок, как в своё время это сделал Патриарх Алексий II.

     P.S.:  На вопрос – возможна ли революция в нынешней России – я с тревогой отвечаю: возможна. Нужны решительные действия сверху, чтобы не «рвануло» снизу. И очень не хотелось бы, чтобы единственным способом остановить новую революцию в России оказалась «Большая война».

священник Александр Шумский, публицист

Самые читаемые

5 Недавно добавленных

Комментарии

Хотите получать уведомления о новых статьях на e-mail?