Священник Александр Шумский критикует точку зрения Алексея Пушкова на гибель Муаммара Каддафи …

  Вчера на «Русской народной линии» была опубликована статья о Муаммаре Каддафи известного телеведущего и журналиста, автора популярной программы «Постскриптум» Алексея Пушкова. Статья произвела на меня весьма странное впечатление. Она показалась мне лукавой. У меня и раньше многие телеэфиры «Постскриптума» вызывали недоумение. Например, ни разу за всю историю своей авторской программы Пушков не удосужился поздравить православных ни с одним церковным праздником, даже с Пасхой и Рождеством, хотя эти эфиры выходили непосредственно накануне самых главных церковных праздников, когда поздравление было бы совершенно оправдано и уместно.

  В то же время ведущий «Постскриптума» не забывал поздравить женщин с большевистским праздником 8 марта и даже с кощунственным праздником 1 апреля, который попадает на Великий пост и специально придуман христоненавистниками для поругания православной святыни. Возможно, Пушков об этом не ведает, но факт остается фактом. У меня создается впечатление, что Алексей Пушков демонстративно игнорирует церковно-православную проблематику. При этом во многих эфирах «Постскриптума» предлагаются какие-то сомнительные апокрифические сюжеты, не принимаемые Православной Церковью.

  Но вернемся к статье Пушкова о Муаммаре Каддафи. Он пишет: «Гибель Муаммара Каддафи – это не только конец его собственной жизни и эпохи в истории Ливии, а также не только конец практически всего поколения крупных революционеров XX века, из которых в живых теперь остался только Фидель Кастро». Помимо Кастро Пушков, как я понимаю, имеет в виду еще и Че Гевару. Но если Каддафи еще можно называть революционером, поскольку он сверг ливийского короля, то с Фиделем и Че Геварой другая история. Они ведь не свергали природную кубинскую власть, а свергали прямых ставленников США, т.е. боролись с оккупантами. Они скорее партизаны, ведущие боевые действия против иноземного врага, а не революционеры. Даже строго научно – Кастро и Че Гевара – представители национально-освободительной революции, которая с революцией классической имеет очень мало общего. И в Боливии Че Гевара боролся не с боливийской властью, а с американскими спецподразделениями, да и Каддафи, собственно, возглавлял не революцию, а военный переворот "свободных офицеров", который прошел бескровно и не вызвал гражданской войны. Никакой народ Каддафи на революционную борьбу не поднимал. Но даже если считать, что Каддафи изначально и был революционером, то он давно перестал таковым быть. После получения власти он превратился в вождя, создавшего сильное государство и уникальную социально-экономическую систему. Он прошел путь, во многом напоминающий сталинский. Ведь Сталин тоже начинал как революционер, а закончил почти как византийский Император.

  Всю свою жизнь в качестве вождя Ливии Каддафи боролся с Западом, пытавшимся его уничтожить. А в последние годы ливийский вождь по существу боролся с либерально-троцкистской мировой революцией. Так какой он революционер после этого? Он самый настоящий охранитель, консерватор, традиционалист, играющий в своем регионе роль «удерживающего». Да и смерть его невольно вызывает у меня ассоциацию со смертью Царя-Мученика Николая II. Я, разумеется, не собираюсь их сравнивать. Но ассоциации все же возникают, поскольку Каддафи тоже выполнял роль "удерживающего". К тому же, убийство ливийского лидера, так же, как убийство Царской Семьи, имеет признаки ритуального убийства.

  Запад, очевидно, пытается действовать согласно концепции «управляемый хаос». А Каддафи этому управляемому хаосу сопротивлялся. Каддафи вполне подходит определение Константина Леонтьева: «ретроградный реформатор».

  Далее Пушков упрекает Каддафи в том, что он расслабился. Совершенно нелепый упрек. Из чего это следует? Ведущий «Постскриптума» сам признает, что против Каддафи активно работал Запад, и тут же говорит о колоссальном просчете руководителя Ливии, хотя понятно, что тот объективно не мог предотвратить восстание в Бенгази и другие события. Причина такого страшного финала в Ливии – не в Каддафи, а в том, что его никто не поддержал, прежде всего, Россия. На этом фоне рассуждать о просчетах Каддафи просто несерьезно.

  Далее Пушков считает, что ливийскому лидеру следовало было уйти на покой еще несколько лет назад, передав власть своим надежным преемникам. Ну разве можно считать такой аналитический вывод глубоким? Исходя из анализа отношений Запада с Каддафи, особенно вспоминая, как американская авиация бомбила Триполи в 1986 году, становится очевидным, что если бы Каддафи оставил власть, то недели бы не прожил после этого.

  И очень некрасиво, если не сказать сильнее, Пушков заканчивает свои «аналитические размышления». Оказывается, никакого подвига в том, что Каддафи остался до конца в Ливии со своим народом, нет. Оказывается, по мнению специалиста из «Постскриптума», ливийский вождь не бежал из страны только потому, что был фанатиком власти, потому что боялся эту власть потерять. Пушков не желает признать, что многомесячное сопротивление Каддафи подлому мировому сообществу, этим натовским либерал-троцкистам, эти настоящим фанатикам власти перекрывает все его ошибки. Пушков не хочет понимать или действительно не понимает, что мученическая смерть Муаммара Каддафи делает неуместным обычный сытый политический анализ. Муаммар Каддафи доказал, что по праву может занять место среди величайших политиков и вождей современности – таких, как генерал Де Голль и Сталин. А для нас он, несомненно, является вдохновляющим примером мужества и стойкости в преддверии тяжелейших испытаний. Так что негоже, уважаемый господин Пушков, искать блох в голове мертвого льва.
 
  Иерей Александр Шумский.

Самые читаемые

5 Недавно добавленных

Комментарии

Хотите получать уведомления о новых статьях на e-mail?